Сокоординатор ОСД Виталий Титыч: «Мы выбиваем «жирных» кандидатов в Верховный Суд, которые имеют и деньги, и связи»

Сокоординатор ОСД Виталий Титыч: «Мы выбиваем «жирных» кандидатов в Верховный Суд, которые имеют и деньги, и связи» Фото:
Сокоординатор ОСД Виталий Титыч: «Тотальная деградация судебной власти и является базовой правовой основой для работы ОСД»

21 апреля Высшая квалификационная комиссия судей начала финальный этап конкурса к новому Верховному суду - собеседования. В этот момент члены ВККС рассматривают досье кандидатов и объявляют негативные выводы о несоответствии критериям профессиональной этики и добродетели Общественного совета добродетели, если таковые имеются.

В случае несогласия членов ВККС с выводами ОСД во время собеседования, впоследствии предстоит отдельное голосование, в ходе которого 11 из 16 членов комиссии ВККС должны высказаться за продолжение участия кандидата в конкурсе. И тогда важным вопросом будет: кто именно из членов ВККС не поддержит отрицательное заключение Общественного совета добродетели относительно кандидата в Верховный суд и будет голосовать за преодоление вето.

Между тем Общественный совет добродетели во время своих заседаний рассмотрел более ста кандидатур в ВС. Из них почти половина получили негативные выводы и стали кандидатами на вылет.

По каждой кандидатуре продолжаются дискуссии во время заседаний. Вне их члены ОСД получат большие порции критики в отношении критериев, защиты информации и возможного лоббирования собственных кандидатов.

Виталий, один из членов Общественного совета добродетели - Петр Варишко - решил сложить полномочия. Можете объяснить почему?

Это произошло по очевидным причинам, Петр их фактически озвучил. Это нехватка времени для работы в ОСД и невозможность совмещать членство в Совете со своей адвокатской практикой. Когда люди шли в совет, никто - в том числе и я - не представлял, как будет построена работа. Мы работаем в режиме нон-стоп - с утра до вечера. И так каждый день. К этому надо было собрать, проанализировать информацию на каждого из кандидатов. Сейчас мы только представляем и утверждаем свои выводы. А вообще у нас разработана внутренняя трехступенчатая система работы: сначала работает докладчик, на которого конкретно распределили определенного кандидата, затем его дело рассматривает коллегия, впоследствии дело передается на совет, где проходит предварительное обсуждение и публичное утверждение. Параллельно, в течение последней недели накануне собеседований в ВККС, кандидаты начали предоставлять нам дополнительную информацию о себе - документы, объяснения. И мы обязаны возвращаться к кандидатурам.

Так Варишко перед сложением полномочий как раз и выразил несогласие с тем, что Рада решила вернуться к обсуждению одной кандидатуры в ВС, а именно - Ольги Демидюк. По новой информации, которая оказалась в ОСД, она является защитником судьи Высшего Хозяйственного суда Артура Емельянова, которого подозревают в незаконном вмешательстве в деятельность судебных органов и в работу автоматизированной системы распределения судебных дел. Возможно, его несогласие с коллегией - и есть причина сложения полномочий?

Ясно, что в Совете периодически возникают споры. У нас 20 человек и 20 мнений. Мы коллегиальный орган, который должен выработать и предоставить исключительно коллективное мнение путем голосования. Вы не представляете, какую работу мы выполняем. У всех нас работа стоит, адвокаты теряют клиентов. И на выходе получаем только испорченные нервы, психозы. Каждый имеет свое мнение, которое он отстаивает. И в данном случае мнение Петра не совпала с коллегиальной. Другой вопрос - почему именно на этот случай обратили внимание журналисты. У меня постоянно возникают мысли, противоречащие решениям, которые принимает наш коллегиальный орган.

С другой стороны, мы не можем не обращать внимание на новую информацию, которую присылают нам на сайт. У нас действительно был кандидат, в отношении которого докладчик и коллегия не нашли информации, но на сайт ОСД, уже после прохождения и утверждением коллегией, поступила очень важная информация. Мы обязаны ее рассмотреть.

Законодательно эта обязанность определенным образом зафиксирована?

Деятельность ОСД, можно сказать, не урегулирована вообще. Кроме факта создания и еще нескольких предложений, о ней в законодательстве ничего нет. Надо понимать, что создан практически первый в мире подобный институт. К нам приезжали эксперты из Совета Европы, наблюдают за нашим экспериментом. Практически все мы решаем аd hoc. Первая особенность - тяжелая коммуникация внутри, вторая - некоторая неопределенность снаружи.

Вам говорят, к примеру, об отсутствии методологии?

Как это ее у нас нет? Мы же объявили сто раз, не придумываем себе методологию, а пользуемся методологией ВККС. Порядок квалификационного оценивания по нашим критериям - добродетель, интегративность и профессиональная этика - мы взяли у них. И для многих такой ответ - открытие. Но это не мешало в информационном поле разгонять о нас информацию, что мы не объективно оцениваем. Но понимаем, почему появляется такая информация. Мы же выбиваем «жирных» кандидатов, которые имеют и деньги, и связи. Мы понимали, что будет настоящая война.

То есть до недавнего времени большинство не верили, что ОСД не просто заработает, но и реально будет влиять на решение о назначении судей?

Именно так. Важно понимать, что все надеялись, что ОСД будет катализатором общественного негатива к судебной власти. Но со стороны заинтересованных лиц в судебной ветви власти была, возможно, задумка сделать из ОСД козла отпущения. Мол, мы вели общественность, как вы хотели, но так получилось, что они не смогли справиться, и не имели определенных рычагов влияния. Но вдруг появились эти полномочия, принятые в последний момент.

Однако то, что сейчас происходит с ОСД - это предательство предательств. Если бы я не был внутри, то я бы об этом кричал. Есть большой объем работы и безумная ответственность. Загнать нас в такие рамки - это или сознательный шаг, или следствие тотальной перманентной тупости власти. Но сейчас с одной стороны - реально создан совет, на которій возлагается глобально надежда всего общества на перезагрузку судебной власти, с другой - ОСД не имеет возможности работать. И этим пользуются наши недруги. Но мы говорим: нет зерна неправды за нами. Мы можем ошибаться, но это делаем публично, чтобы все понимали обстоятельства, в которых мы действуем.

На какие факты из жизни кандидатов ОСД обращает внимание при оценке?

У нас есть около двадцати пунктов, по которым член ОСД должен проверить каждого кандидата, распределенного на него автоматически, в соответствии с нашими договоренностями.

Среди этих пунктов есть имущественное положение и наличие дисциплинарных производств, например?

Но нам как раз и говорят, что мы не должны были проверять имущественное положение или смотреть дисциплинарные производства. Гипотетически, да. Но мы бы очень хотели услышать от экспертов, на что мы должны были обращать внимание, а на что - нет.

Или мы должны выяснить, как человек ведет себя в быту? Но при этом должны проверять доказательства принадлежности и допустимости, которыми мы обосновываем вывод. Например, пришла к нам жена кандидата и сказала, что муж ее в быту бьет, но она не хочет освещать свое лицо. Могу ли я на основании ее заявления сделать вывод? Нет. Я же должен это доказать.

Другой пример - есть судья, в отношении которого начато уголовное производство и все знают, что он причастен к определенным вещам. Опять же могу ли я на основании этих знаний сделать вывод? Нет. Потому что уголовное производство может закончиться ничем. Нам говорят, что мы можем нарушить право на презумпцию невиновности.

Как же тогда факты мы должны анализировать? С другой стороны - имущественные вещи проверяют два органа - НАБУ и НАЗК. Но мы вынуждены делать параллельную работу.

Судья Конституционного суда в отставке Вячеслав Джунь на круглом столе спросил, какая задумка конституционной реформы? Мы знаем, законодательство создается с определенной целью. В этом случае для восстановления доверия к суду. Для этого были написаны несколько документов по очистке судейского корпуса. С какой целью? Неужели от того, что у нас было все так хорошо? Нет, у нас были определенные проблемы, которые с помощью законодательства мы должны были решить. То есть у нас на законодательном уровне констатировано тотальную деградацию судебной власти. И это базовая правовая основа для работы ОСД. Законодатель, создавая ОСД, имел целью решить проблему доверия в ВККС, ВРУ. Поэтому от этой цели надо и отталкиваться.

Откуда получаете информацию?

Из открытых источников и реестров, доступных нам.

В каком формате сотрудничаете с НАБУ?

НАБУ передает ВККС информацию о кандидатах, и эта информация размещается в досье кандидата, к которому мы имеем доступ.

Один из упреков ваших недоброжелателей - что ОСД собирает большой массив информации, а потом не защищаете ее. Что скажете в ответ?

Хранение никоим образом не регулировано законодательно.

Видите в этом проблему?

Законом о доступе, хранении и распространении информации предусмотрены обязательные действия по защите информации. Есть конкретные субъекты этого закона. Мы не один из них. При этом специальным законом запрещены такие действия физическим лицам. Другим - нам вменено в обязанность сбор информации. То есть этот вопрос можно адресовать тем людям, которые готовили законы. Или с их стороны это недальновидность, или специальный план, чтобы опять-таки завалить работу. Относительно защиты, то я не имею определенных механизмов, предусмотренных законом. Я защищаю информацию так, как я могу защищать, условно, как адвокат.

Чем руководствуетесь при проверке предоставленной информации о кандидатах, о наплыве которой мы говорили? Это подход: «верю-не верю»?

Да. Нам одна кандидатка, которая пришла на наше открытое заседание, упрекала, что по ней мы не подали информации. Сразу захожу на сайт и вижу несколько новых сообщений по этому кандидату. Она говорит, почему мы не объявили, что такая есть? Говорю, что проверим ее, но если она не соответствует нашим критериям - добродетель, интегративность и профессиональная этика, то она не представляет никакого интереса. То есть не вся информация отображается в наших выводах.

Есть другой очень важный нюанс. ВККС при собеседовании работает с досье кандидатов. Но стоит объяснить: досье кандидата это не досье судьи. Это разные наборы документов. Только в досье судьи содержится информация о дисциплинарных производствах. Формально ни ВККС, ни ОРД не обязаны знать, относительно определенного кандидата в ВС осуществлялось ли дисциплинарное производство и чем оно завершилось.

Андрей Козлов с ВККС сказал, что мы должны строить новую судейскую систему путем практики. Есть такой документ - Бангалорские принципы ООН о стандартах судейского поведения. Согласно ему, наш вывод мог бы звучать так: «По мнению информированного стороннего наблюдателя, действия судьи не выглядят свободными от внешнего воздействия, прилежными с точки зрения морали». И я предлагал, что не надо лезть и считать метры и состояние до копейки. Это работа НАБУ и НАЗК. Но мы, не имея ни времени, ни ресурсов, ни здоровья, все равно это делаем. Члены Совета были напуганы, потому что все, начиная с головы РККС, председателя ВС ходили и говорили, что они проверят принадлежность и допустимость доказательств. О каких доказательства идет речь? Мы коллективный, хорошо проинформирован сторонний наблюдатель. И мы говорим, реализуется ли в определенных действиях кандидата принцип независимости, беспристрастности, честности и т.д., - открытым голосованием.

Но как как у стороннего наблюдателя у вас есть определенные рычаги влияния - ваше коллегиальное решение может выбить определенного кандидата из конкурса. Возможно, в определенной стране общественный совет мог бы просто предоставить выводы, к которым бы при принятии решения прислушались, и не надо было бы преодолевать вето, но не в Украине.

В другой стране такой ОСД вообще не нужен. Конкретные правоотношения нуждаются в конкретном правовом решении. Но нам надо очень серьезно прочистить судебную власть, которая находилась в дисфункции, не только не обеспечивала права на справедливый суд, а вообще не действовала. Эта дисфункция была показательна, циничная. И у других стран такого нет. У цивилизованных стран есть своя история, которая не допускает таких перекосов в судебной власти, как в Украине. Теми методами, которыми до этого пользовались, проблему не решить. Не решит ее и ОСД.

Что будет происходить дальше?

Уверен, в определенной части ВККС будет преодолевать наши выводы. А потом, вероятно, общественность позабывает, с чего все начиналось, и какие были предоставлены факты. Дела просто затаскаються. Все забудут, что главное - не война, а Верховный Суд, ГБР, перезагрузки правоохранительных органов. Поэтому нам так важно коммуницировать с обществом, чтобы информировать о наших действиях.

Мы осознаем, что вся наша работа может быть легко выброшена на помойку. Ранее ВККС была еще и дисциплинарной комиссией. Она рассматривала дисциплинарные производства в отношении судей, кроме высших. После реформы ВККС все дисциплинарные производства перебросили на ОРУ. И там их стало столько - 9 тысяч своих и 12 от ВККС, которые сразу рассмотреть не представляется возможным. И ни в каком досье кандидатов нет информации о них. О чем можно говорить? Человек извне, не знающий этих вещей, может заявить, что ОСД продались, я написал, что в отношении конкретного лица было дисциплинарное производство, а о нем они не вспоминают. А мы этого не знаем, мы не имеем подтвержденных данных об этом.

А кто такие данные должен предоставить?

Никто.

Кто может предоставить?

Гипотетически мы можем узнать и написать в ВРП, попросив передать нам дисциплинарные производства и их результаты ...

Они могут отказать?

Они такое обращение просто не примут. Потому что государственный орган действует в порядке и на основании закона. Никак не иначе. Любое лицо частного права действует так, как прямо не запрещено законом. Лицо публичного права действует исключительно так, как написано в законе. Нигде в законе не предусмотрено предоставление такой информации как досье судьи. Это закрытая информация.

То есть, подобную информацию ОСД может получить только с сообщений, жалоб через сайт по конкретным кандидатам?

Гипотетически. И мы не имеем концов от таких жалоб и оснований делать выводы на их основе. К нам на заседание недавно пришла кандидат в ВС. Захотела предоставить объяснения. Мы сказали, что ее публичное выступление не имеет никакого значения, ведь мы работаем исключительно с материалами, которые получаем через сайт.

Надо сказать, что на эту судью ваши коллеги журналисты накопали информацию, что в 2008 году президент Ющенко назвал ее среди 47 судей, которые нанесли непоправимый ущерб авторитету судебной системы. То есть на всю страну это лицо дискредитировали. По Бангалорским принципам она не может быть судьей. Сейчас я ее спрашиваю об открытом в 2008-м дисциплинарном производстве в отношении нее. Она отвечает, что такое было закрыто 2016 и направлено на дополнительное изучение. Понимаете? Что я с этого должен делать? Условно этого дисциплинарного производства нету. Мы не можем сказать, что эта судья привлечена к дисциплинарной ответственности. Но по Бангалорским принципам такое лицо должно было принять определенные меры для восстановления судебной системы, в разрушении которой ее обвинили на всю страну. А если ее незаконно привлекли к дисциплинарной ответственности, то она должна была бы не молчать, а после закрытия с достаточной долей публичности привлечь к ответственности лицо, обвинившее ее. А так вдумайтесь: девять лет продолжается производство, за это время судья из районного суда переходит в суд высшей инстанции. По мнению стороннего наблюдателя, судья зависит от определенных фактов, кто за ней стоит. То есть речь не идет о конкретном дисциплинарном производстве, а о том, как оно отразилось на авторитете судебной власти. Если кто-то унизил не конкретного судья, а всю судебную власть в его лице, то такое лицо должно было делать все, чтобы восстановить доверие. Таковы мои конструкции.

ОСД рассмотрел более ста кандидатур. Есть уже негативные выводы, ВККС должна уже вот-вот на них реагировать. Могут выводы ОСД быть обжалованы?

Наши выводы - нет. Могут быть обжалованы решения ВККС. Но мы не являемся субъектами в процессе, а фактически советниками, к которым ВККС должна прислушиваться. Но вывод конечный делают именно они. ВККС будет принимать решение своей коллегии и констатировать или соглашаются с ОСД, или нет.

Если нет, то идут на преодоление вето?

Да. И если они преодолевают его, то лицо, к примеру, получит свои условно 50 баллов, и продолжает участие в конкурсе. А уже после рейтингового отбора этот человек сможет обжаловать решение ВККС, потому что она оценила мою интегративность, к примеру, низко.

Обжаловать могут получения нуля баллов и выход из конкурса?

Да.

Процесс преодоления вето, наверное, должен быть открытым?

Именно по этому поводу сейчас идут споры. Пока неизвестно, каким образом это будет происходить.

ОСД должен наблюдать за процессом вероятных преодолений вето?

Мы участвуем в заседании коллегии и представляем свое заключение. Тогда несколько минут будут предоставлено кандидату, чтобы тот мог задать нам вопрос.

Какие могут быть последствия преодоления вето?

Думаю, ВККС выберет тех, кого захочет. Нас постоянно председатель ВККС Сергей Козьяков обвиняет, что мы хотим сорвать конкурс, а они хотят его провести. Но сейчас это наш чуть ли не единственный шанс получить справедливый суд. Если нет, то вся реформа обречена. Однако формально председатель ВККС прав. Но мы не можем пускать кандидатов без основательного исследования.

Если Вы лично уже сейчас предполагаете, что ВККС проведет своих, то получается, что вы занимаетесь пустой работой? Или работой не ради результата, а ради процесса?

Я думаю, они придерживаются баланса. Это уже позитив. Позитив, что было разрешено создать этот совет. Наконец судьи стали понимать, что не все зависит от денег. Например, нужно преодолевать конкурс, реальные тестовые задания. Они не смогли купить их. И это для них шок. И это работает.

Чувствуете внешнее давление на работу ОСД?

Скорее давление моральное. Нас загнали в такие условия, когда мы выбираем между худшим и худшим. Это психологически очень тяжело. Я бы врагу не пожелал в таких условиях работать.

 

Автор: Татьяна Катриченко

Похожие новости
Александр Ябчанка: «Сейчас медиков ставят перед выбором: быть нищим или рэкетиром» Александр Ябчанка: «Сейчас медиков ставят перед выбором: быть нищим или рэкетиром»
Александр Ябчанка: «Сейчас медиков ставят перед выбором: быть нищим или рэкетиром» Руководитель направления здравоохранения «Реанимационного пакета реформ» говорит о медицинской реформе
Правовед Владимир Сущенко: «За популизмом и скоростью выполнения мы теряем смысл проведения судебной реформы» Правовед Владимир Сущенко: «За популизмом и скоростью выполнения мы теряем смысл проведения судебной реформы»
Правовед Владимир Сущенко: «За популизмом и скоростью выполнения мы теряем смысл проведения судебной реформы» Разговор с экспертом о критике Общественного совета добродетели, судебной реформе и о проблемах правосудия
Адвокат Либерман: "Если Янукович вернется, его арестуют" Адвокат Либерман: "Если Янукович вернется, его арестуют"
Адвокат Либерман: "Если Янукович вернется, его арестуют" Адвокат Иван Либерман рассказал о перспективах привлечения четвертого президента Украины к уголовной ответственности
Последние новости
Пелешенко побил рекорд Украины по тяжелой атлетике
Пелешенко побил рекорд Украины по тяжелой атлетике
В Украине вырос уровень безработицы
В Украине вырос уровень безработицы
В Северной Корее зафиксировали землетрясение
В Северной Корее зафиксировали землетрясение
В Индии поезд сошел с рельс
В Индии поезд сошел с рельс
МИД Украины проверит достоверность соглашения между Сербией и «Артеком»
МИД Украины проверит достоверность соглашения между Сербией и «Артеком»
Нафтогаз продаст почти все автомобили компании
Нафтогаз продаст почти все автомобили компании
В центре Донецка сегодня прогремел взрыв
В центре Донецка сегодня прогремел взрыв
Стала известна причина «обнуления» трудового стажа
Стала известна причина «обнуления» трудового стажа
Мининфраструктуры дезинформировало по техосмотра автомобилей для выезда в ЕС
Мининфраструктуры дезинформировало по техосмотра автомобилей для выезда в ЕС
Российские хакеры пытались повлиять на выборы в США в 2016 году
Российские хакеры пытались повлиять на выборы в США в 2016 году
Нацбанк не признает криптовалюту
Нацбанк не признает криптовалюту
Порошенко и Трюдо обсудили реформирование ВСУ
Порошенко и Трюдо обсудили реформирование ВСУ
В Греции разбился частный самолет, погибли украинцы
В Греции разбился частный самолет, погибли украинцы
Иран испытал новую баллистическую ракету
Иран испытал новую баллистическую ракету
Трамп и Ким Чен Ын назвали друг друга безумными
Трамп и Ким Чен Ын назвали друг друга безумными
Новый вирус в сети требует не деньги, а интимные фото
Новый вирус в сети требует не деньги, а интимные фото