СобытияВажно28.11.2018 18:19

    Два капитана

    Бердичевская Марина
    Бердичевская МаринаСторителлер
    AP/Associated Press/East News
    AP/Associated Press/East News

    Членов экипажей малых бронекатеров «Бердянск» и «Никополь», а также буксира «Яны Капу» суд оккупантов в Крыму продолжает арестовывать сроком на один или два месяца. Украина думает, как освобождать своих военнопленных

    Он отказался давать на камеру нужные ФСБ показания. Как говорят правозащитники, послал чекистов «по известному адресу». Отличный офицер и смелый человек — так адвокаты характеризуют командира катера «Бердянск», 31-летнего Романа Мокряка.

    Родителям и братьям Романа можно только гордиться его отвагой: с 17 лет Мокряк служил в Крыму на единственной украинской подводной лодке «Запорожье». Когда корабли ВМС Украины начали захватывать «вежливые люди», он сопротивлялся вместе с экипажем, а затем с немногими сослуживцами уехал с аннексированного полуострова, отказавшись изменять присяге. В 2015 году Мокряк продолжил службу в ВМС Украины на ракетном катере «Прилуки», жил на его борту. Два года назад Роман принял под командование бронекатер типа «Гюрза», которому дали имя «Бердянск».

    «Его семья живет в селе под Кропивницким, —рассказывает двоюродный брат Романа Тарас Кравченко. — Отец — военнослужащий, отслужил в АТО, мама —учительница младших классов и известный в области волонтер. У Романа два родных брата: один из них —чемпион Украины по прыжкам в высоту, второй —предприниматель».

    Сейчас семья Романа Мокряка в Одессе, координирует свои действия с командованием ВМС ВСУ. О совместном решении родственников захваченных 25 ноября в плен украинских моряков подавать иски в Европейский суд по правам человека решения пока нет. Родственники общаться с прессой не готовы. И это правильное решение, поскольку сейчас главная задача — не навредить ребятам.

    24-летний Богдан Небилиця —живая легенда. Он был среди тех курсантов Военно-морской академии в Севастополе, которые четыре года назад отказались перейти на сторону оккупанта

    24-летний Богдан Небилиця — живая легенда. Он был среди тех курсантов Военно-морской академии в Севастополе, которые четыре года назад отказались перейти на сторону оккупанта и на церемонии поднятия флага ВМС РФ и России исполнили гимн Украины.

    Богдан с детства мечтал стать моряком, поэтому уехал в Севастополь из родной Сумской области еще подростком. Сначала поступил в лицей, а потом уже — в Нахимовское училище. После аннексии из Крыма пришлось уехать —курсанты, оставшиеся верными присяге, диплом и погоны получали уже в Одессе. В 2016 году Небилиця вместе с Романом Мокряком служил на ракетном катере «Прилуки», а в 2017-м принял под командование артиллерийский бронекатер «Никополь». Буквально несколько недель назад стало известно, что именно Небилиця должен будет принять под командование один из переданных Украине Соединенными Штатами катеров класса Island. Отбор проводился на конкурсной основе — Богдан прошел целый ряд тестирований и был отобран. В одном из интервью сказал: «Это ответственно. Но грош цена тому офицеру, которого пугает ответственность».

    27 ноября Киевский районный суд Симферополя арестовал на месяц и 29 суток Романа Мокряка, 28 ноября — на два месяца Богдана Небилицю. Как и другим членам экипажей их бронекатеров, им вменяют «незаконное пересечение границы группой лиц» по ч. 3 ст. 322 УК РФ, которая предполагает лишение свободы сроком от трех до шести лет.

    «Незаконное пересечение, по версии следствия, произошло в точке с координатами 44 градуса 52,7 минуты северной широты и 36 градусов 31,3 минуты восточной долготы, —рассказывает о том, что говорится в материалах следствия, корреспондент Радио Свобода Антон Наумлюк. — После чего суда «Никополь», «Бердянск» и «Яны Капу» с находившимися на них перечисленными выше лицами были принудительно остановлены сотрудниками ПУ ФСБ России по Республике Крым».

    AP/Associated Press/East News
    AP/Associated Press/East News

    «Чувствовать страх — это нормально»

    26 ноября пропагандистское информагентство ТАСС опубликовало материал с фрагментами оперативного видео ФСБ, на котором матрос катера «Никополь» Сергей Цыбизов и якобы оперуполномоченный 7-го управления Главного управления военной контрразведки СБУ Андрей Драч рассказывают о том, что они действительно зашли в территориальные воды РФ, а также о том, что Береговая охрана предупреждала их о нарушении законодательства РФ и требовала покинуть ее территориальные воды. На третьем видео Владимир Лесовой, который представляется командиром дивизиона судов обеспечения военно-морской базы «Юг» и капитаном 3-го ранга, явно читает текст с листа и говорит о том, что требования Береговой охраны «игнорировались сознательно». «Осознавал, — читает с листа Лесовой, — что действия группировки кораблей Военно-морских сил Украины в Керченском проливе носят провокационный характер».

    Вечером того же дня командующий ВМС Украины адмирал Игорь Воронченко в эфире ток-шоу «Свобода слова» заявил: «Экипажи судов сейчас в Керчи в разных местах. Трое военнослужащих, а именно один офицер и два контрактника, те, что были ранены, находятся в больнице города Керчь. Корабли находятся в пункте базирования, где дислоцируются катера ФСБ. И уже есть определенные доказательства о предоставлении ложной информации нашими матросами. Уже было видео с тремя матросами, которые давали показания под воздействием, возможно, и физическим. То, что они сейчас говорят, —это неправда».

    На следующий день, когда в Киевском районном суде Симферополя начались рассмотрения дел захваченных в плен моряков, через крымскотатарских адвокатов, которые самостоятельно вызвались защищать наших ребят (это Эдем Семедляев, Лиля Гемеджи, Айдер Азаматов и Маммет Мамбетов), им передали письмо командующего ВМС Украины Воронченко. Письмо начиналось такими словами: «Побратимы! Я понимаю, как вам сейчас тяжело. Все военные моряки ВМС с пониманием относятся к так называемым свидетельствам, которые от вас сейчас требуют дать, ведь методы работы спецслужб РФ ни для кого не являются секретом. Я сам прошел через это в 2014 году и хорошо знаю, как это быть в плену и что стоит за сказанными вами словами во время допроса.

    Самое важное мое задание сейчас — вернуть вас домой. Украина прикладывает все возможные усилия для освобождения вас из плена, в том числе с привлечением мировой общественности. Вы действовали в рамках закона, профессионально, в соответствии с нормами Международного морского права и действующих договоров. Закон, право на нашей стороне, и это понимает весь мир. Чувствовать страх — это нормально, главное — верить в свою силу духа, беречь достоинство и понимать, что за вами стоит вся Украина, весь цивилизованный мир. Я горжусь каждым из вас».

    SERGEI SUPINSKY/AFP/East News
    SERGEI SUPINSKY/AFP/East News

    Тогда же на страничке пресс-центра Командования ВМС Украины появился текст о том, что там «с пониманием относятся к так называемым свидетельствам наших военнослужащих, незаконно захваченных Россией в Керченском проливе». «На видео — наши военные, —написано в заявлении пресс-центра Командования ВМС Украины. — Мы хорошо знаем этих ребят. Сейчас они совсем другие, и каждый может увидеть последствия неистового давления на них. Но это наши люди. Они действовали законно».

    Адмирал Воронченко сообщил морякам, что на их освобождение работают Администрация президента Украины, МИД, Красный Крест, волонтеры и правозащитники. Глава Центра гражданских свобод Александра Матвийчук подтвердила эту информацию: «Они — военнопленные. И потому их должны освободить. Попадут ли они в так называемый список Сенцова, решится в ближайшие дни. Много зависит от давления международной общественности на Кремль, и мы должны делать все возможное, чтобы доносить до нее информацию об украинских моряках».

    Правозащитница подчеркнула: обращаться с исками в Европейский суд по правам человека можно и нужно, однако для начала моряки должны заявить о давлении на них, выбивании показаний или пытках. При этом даже те из украинских моряков, которые были вынуждены записать на видео навязанный им ФСБ текст, ведут себя спокойно и мужественно, на что обращают внимание многие эксперты. «Парни действуют так, как должны действовать пленные согласно международному праву, — уверен эксперт организации Defence Express Валерий Рябых. —Обратите внимание на то, что они спокойны и уверены в себе после неистового нервно-психического напряжения противостояния на море и «общения» с НКВД-ФСБ. Это свидетельствует о том, что они не растеряны и говорят то, что должны говорить».

    «В Кремле решили стукнуть по столу»

    Мы не до конца понимаем, что происходило на подходе к Керченскому проливу на самом деле, однако это первый реальный боевой контакт между представителями силовых ведомств Российской Федерации и ВМС Украины, говорит аналитик Дмитрий Разумков. По его словам, реакция российских пограничников была неоправданно жесткой. «Самостоятельно решение о проведении таких действий пограничники принять не могли. Это явно спускалось по вертикали, — говорит Разумков. — Я, конечно, не исключаю «ошибки исполнителя»: когда было сказано жестко остановить, а дошло до того, до чего дошло. Но в это верится с трудом. Есть переговоры, которые уже стали достоянием общественности, и есть видеозапись тарана украинского морского судна, которые фактически являются доказательством для будущих судов».

    Юристы напоминают: согласно международным конвенциям и резолюциям ООН, то, что произошло в Керченском проливе, можно охарактеризовать только как акт агрессии в нейтральных водах возле оккупированной территории другого государства. «Агрессор, оккупировавший часть территории соседнего государства, совершил акт агрессии в нейтральных водах возле территории оккупированной страны, взял военнопленных и теперь пытается преследовать по статье о незаконном пересечении якобы своей границы. Сюрреализм международного права, — говорит адвокат Николай Полозов. — ‪Как работает ФСБ, все прекрасно знают. Не важно, что скажут на камеру пленные моряки. Важно, какую поддержку и защиту им окажут Украина и международное сообщество».

    В материале секции «Дельта» группы «Информационное сопротивление» говорится о том, что 23 сентября подобный переход из Черного моря в Азовское для последующего размещения на военно-морской базе в Бердянске совершили поисково-спасательное судно А500 «Донбасс» и морской буксир А830 «Корец». «Переход этот был обусловлен не только сложностями технического характера, но и тем, что украинские суда были взяты в плотное кольцо сопровождения российских катеров и боевых кораблей, — утверждается в материале. —Тем не менее «Донбасс» и «Корец» выполнили поставленную задачу и успешно прибыли в пункт назначения, лишний раз продемонстрировав, насколько панически в ВМФ РФ отнеслись к буксиру и кораблю не на ходу».

    AP/Associated Press/East News
    AP/Associated Press/East News

    Когда же малые бронированные артиллерийские катера «Бердянск» и «Никополь», а также буксир «Яны Капу» отправились по тому же маршруту, оккупанты оказали «поистине остервенелое и неистовое сопротивление», считают эксперты. «Казалось бы, Россия, перекрыв Керченский пролив, добилась ухода украинских катеров и, более того, могла далее отстаивать свое право на полную блокаду, вопреки всем международным нормам и законам, но решила преследовать украинские катера дальше. Причем не просто преследовать — по ним был открыт огонь и произведен захват. Такое решение могло быть обусловлено желанием продемонстрировать силу, —считают в группе «Информационное сопротивление». —После того как превосходящие силы ВМФ ЧФ РФ в сопровождении авиации в составе Су-25 и ударных вертолетов Ка-52 не смогли остановить украинских моряков и лишь бесперспективность их дальнейшего движения через перекрытый Керченский пролив заставила их развернуться назад, в Кремле приняли решение стукнуть по столу. Помимо того, что российские оккупанты еще до того, как открыли огонь по украинским МБАК, уже нарушили ст. 17 и 38 Конвенции ООН по Морскому праву и статьи Договора между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, они также проявили акт агрессии в виде тарана буксира «Яны Капу». Более того, обстрел украинских катеров и их захват были произведены российскими оккупантами за пределами 12-мильной зоны, что и вовсе приравнивает ВМФ РФ к пиратам XXI века».

    Актуальные