СобытияВажно27.11.2018 20:22

    Искусство компромисса

    Бердичевская Марина
    Бердичевская МаринаСторителлер
    Униан
    Униан

    Несмотря на бушевавшие в Верховной Раде шекспировские страсти, сыгранные как плохонький водевиль, украинский политикум продемонстрировал накануне способность к компромиссу

    Это заседание Верховной Рады, пожалуй, смотрела вся страна. «Информацию о раненых моряках, их именах и местонахождении мы получили от Международного комитета Красного Креста. Местонахождение остальных нам не известно», — докладывал с трибуны Верховной Рады глава Генштаба ВСУ Виктор Муженко. В парламентском зале было неспокойно — главы фракций и их подопечные были разгорячены спорами в кабинете спикера парламента. Шел шестой час внеочередного заседания Верховной Рады, на которое народных избранников экстренно вызвал президент, чтобы ввести военное положение сроком на 60 дней на территории всей страны.

    Больше уважения ко всем нам

    — Почему военное положение не было объявлено сразу после Иловайска? — задал Муженко вопрос депутат от «Батькивщины» Борис Тарасюк.

    Но глава Генштаба так и не ответил на этот вопрос, якобы не успел, время по регламенту кончилось, и спикер Андрей Парубий отключил ему микрофон.

    — Сколько раз мы просили ввести военное положение, впервые еще 20 февраля 2014 года, — возмущался с трибуны «свободовец» Андрей Ильенко.

    — «Народный фронт» поддерживает введение военного положения сроком на 30 дней с возможностью продления, — сообщила член этой фракции, глава парламентского Комитета по вопросам свободы слова и информполитики Виктория Сюмар.

    — Выборы, выборы! Вы только о выборах и думаете! Порошенко вам не такой! А никто из вас сегодня не произнес имени Путина! — срывающимся голосом наставляла соратников вице-спикер Ирина Геращенко.— Я вам не подстилка! Это вы — подстилка! — вдруг закричала она нардепу от «Батькивщины» Сергею Власенко.

    Вернувшись в свое кресло, Геращенко потребовала удаления Власенко из сессионного зала. «Про бабушку говорить нельзя, а называть вице-спикера «подстилкой» можно!»

    За даму вступился выступавший предпоследним премьер-министр Владимир Гройсман. «Слушаю и удивляюсь: откуда столько ненависти в этом зале? —воскликнул премьер, сорвав аплодисменты. — Нужно иметь уважение к политику и, если так сказать позволено, к женщине», — продолжил он, обращаясь к Власенко.

    Высказался и Андрей Парубий: «Будьте мужчиной, Сергей, извинитесь».

    Власенко вышел к трибуне:

    — Мое высказывание по форме было некорректным, и я приношу извинения вице-спикеру.

    — Я мудрая женщина, — отреагировала Геращенко. — И надеюсь, Сергей, вы больше так не будете поступать, тогда у вас наладятся отношения с женщинами.

    «Давай, давай», — махала Власенко с места Юлия Тимошенко. Дескать, извинился, уходи оттуда. Но нардеп поднялся к вице-спикеру, чтобы обнять и поцеловать ее.

    Униан
    Униан

    Страсти под куполом накалились до предела, когда стало ясно, что военное положение предлагается ввести сроком на 30 дней в отдельных регионах Украины (об этом депутатам сообщил президент), а также следом за решением о военном положении проголосовать за законопроект авторства Парубия об обязательном проведении очередных президентских выборов не позднее 31 марта 2019 года.

    После этого на табло замелькали в основном зеленые карточки, и быстро стало понятно, что против военного положения голосовал только «Оппозиционный блок», а лидеры других фракций, так громко сокрушавшиеся с трибуны, дали команду голосовать «за».

    «Смотрю экстренное заседание Верховной Рады. Вроде как важный вопрос решается. Введение военного положения впервые в истории страны. Вся страна на нервах и смотрит, — написал главный редактор журнала «Новое время» Виталий Сыч. — Но нет, большинство депутатов не пытаются разобраться в степени целесообразности введения военного положения, а просто устраивают кукольный театр: задают радикально-патриотический вопрос и даже не слушают ответ. Главное — использовать трибуну и собрать дешевый пиар. Хотелось хотя бы в такой день увидеть в дискуссии парламента больше содержания, ответственности и банального здравого смысла. Ну и уважения ко всем нам».

    Униан
    Униан

    Парламентаризма становится больше

    Реакция общественности была жесткой: многие сокрушались, кого мы выбираем в парламент и как мы могли выбрать «таких». Многие напоминали о событиях столетней давности. «Если кто-то не понимает, как можно было прое..ть независимость 100 лет назад, посмотрите заседание Верховной Рады», — написал блогер Роман Шрайк. В соцсетях гетман Павел Скоропадский напоминал со свежих фотожаб: «Не повтори ошибок 1918 года».

    Тем не менее можно утверждать, что и страсти под куполом, и разделение мнений в соцсетях в минувшие сутки оказали влияние на окончательное компромиссное решение, на которое пошли и президент, и его сторонники, и спикер Верховной Рады. Какие бы цели ни преследовали лидеры фракций, настроенные на борьбу за власть, они и их представители говорили с трибуны о правах и свободах граждан, даже об их благополучии.

    «Сложно представить себе, чтобы премьер-министр и президент РФ уговаривали свой парламент в чем-либо вообще. И шли с ним на компромиссы. Это цивилизационный раздел, — пишет Виталий Сыч. — Ну а то, что даже «Оппоблок», Юлия Тимошенко и «Воля народа» ссылаются на возможное сужение прав и свобод граждан, говорит о том, что какой-то немалый путь мы все-таки прошли».

    И — удивительно — к аргументам о том, что 30-дневный срок военного положения и введение его только в тех регионах Украины, которые граничат с государством-агрессором, а также с не признанным миром Приднестровьем, снимут все инсинуации о стремлении Петра Порошенко узурпировать власть, на Банковой все же, видимо, прислушались.

    Униан
    Униан

    Безусловно, были и те, кто продолжил обвинять лидеров фракций, особенно Олега Ляшко и Юлию Тимошенко, в том, что они, «устроив балаган», ослабили позиции украинской делегации в Совбезе ООН, который параллельно заседал по вопросу Керченского кризиса в Нью-Йорке.

    «Сейчас многие клянут депутатов, сравнивая их с Центральной Радой, — пишет политолог Петр Олещук. — Друзья, а вы это решение читали? Указы президента читали? Думали? Вы понимаете: то, что предлагалось первоначально, никаких элементов военного положения не содержало и влияло только на дату выборов президента? Да, депутаты вчера преимущественно преследовали собственные политические интересы. Но неужели кто-то действительно думает, что утверждение первой редакции военного положения повлияло бы на что-то еще, кроме даты выборов?»

    Есть и те, кто до сих пор возмущаются: дескать, кто просил первых трех президентов Украины — Леонида Кравчука, Леонида Кучму и Виктора Ющенко — перед началом экстренного заседания Рады говорить о том, что риски военного положения неоправданны, и о том, что «от мудрости народных избранников зависит судьба государства»?

    Так или иначе, 30 дней — не 60, хоть и с возможностью продления. И военное положение лишь в тех регионах, которые подвергаются непосредственной опасности, в условиях, когда дипотношения с РФ не разорваны, границы не закрыты, а война не объявлена, выглядит мудрым и сбалансированным решением. А отнюдь не попыткой перенести президентские выборы на неопределенный срок, когда до них остается четыре месяца. Ведь вопрос о том, почему военное положение не было введено сразу после Иловайска, остается без ответа от официальных лиц.

    «Не самый худший сценарий, — считает экономист Анатолий Амелин. — Дата выборов назначена, срок не 60, а 30 дней. Территория не вся, а лишь наиболее рисковые регионы. Лицо страны перед международными партнерами, на помощь которых рассчитываем, сохранено. Парламентаризма становится больше».

    Остановили диктатуру

    «Не будем забывать, что депутаты вчера остановили диктатуру, — пишет Роман Шрайк. — Они полдня кричали: «Диктатура! Диктатура!», а потом остановили это. Спасибо им».

    Но что заставило власть пойти на попятный, когда ситуация в Азовском море подарила ей такой удобный шанс на узурпацию и по сути неограниченные полномочия, которые дает Закон «О правовом режиме военного положения»? Как кажется и хочется верить, это была память о героях Небесной сотни, честь которым официальные лица отдавали лишь несколько дней назад — в пятую годовщину Евромайдана. Только ощущение, что никакой режим военного положения не помешает украинцам выходить на акции протеста. Только понимание, что никакой диктатор не имеет здесь шансов на долгое правление. Только воспоминание о том, что даже Кучма не решился изменить Конституцию «под третий срок», а Янукович решился. И чем это для него обернулось...

    Униан
    Униан

    Ложка дегтя, конечно, отыскалась и сегодня: официальное издание «Урядовий кур’єр» опубликовало изначальный указ президента, которым военное положение вводилось сроком на 60 дней и на территории всей страны. «Это не катастрофа и даже не коллизия, — написал нардеп от БПП Мустафа Найем. — Судя по всему, в печать ушла старая версия указа. Первоисточником права в данном случае является стенограмма Верховной Рады, где зафиксирован именно 30-дневный срок введения военного положения».

    В ответ Виктория Сюмар сообщила, что документ, утвержденный парламентом, будет напечатан завтра в газете «Голос України». Ждем.

    МНЕНИЕ

    facebook.com
    facebook.com

    Дмитрий Разумков, эксперт-аналитик:

    «Достаточно полномочий, чтобы чувствовать себя комфортно»

    «В 2014 году, после аннексии Крыма, не вводилось военное положение, чтобы провести выборы. А сегодня этот механизм запущен. Сейчас у президента будет, с психологической точки зрения, достаточно выгодная позиция, потому что он становится лидером этого процесса. Я не говорю, что он получает первое место в соцопросах, но становится лицом, которое начинает формировать повестку дня. И те политики, которые присутствуют в рейтингах, будут вынуждены идти именно в этой повестке дня. Плюс, это добавит определенные баллы к рейтингу президента.

    Большая часть политсил были вынуждены проголосовать «за», даже если они с этим не согласны. И Тимошенко с ее фракцией пришлось голосовать, потому что ей было бы очень сложно объяснить, почему она не проголосовала. Несмотря на то что, с точки зрения подготовки к выборам, для нее это большой минус и достаточно серьезный удар. Она должна была показать, что ее политическая сила ратует за суверенитет государства, за незыблемость границ.

    Информационную повестку Тимошенко продолжит подстраивать под себя, критикуя президента за то, что он допустил до этого, что не было предпринято достаточных мер для безопасности тех суден, которые направились в Азовское море, что представители контрразведки не просчитали опасные моменты, с которыми моряки столкнулись. Чуть позже она будет говорить о том, что это на руку Порошенко, с электоральной точки зрения, но критиковать за введение военного положения она его не сможет.

    Я не думаю, что получится продлевать этот режим бесконечно, если не будет какой-то глобальной эскалации на фронте. Если будет перемещение российских войск через государственную границу или будут повторяться схожие ситуации с блокированием портов как в Азовском, так и в Черном море, то это может дать возможность продлевать военное положение. Но у президента сейчас в рамках Закона «О правовом статусе военного положения» достаточно полномочий, чтобы комфортно чувствовать себя на Банковой».

    Актуальные