Герой24.11.2018 10:28

    Кровавая жнива 1932–1933 глазами Гарета Джонса

    Давыденко Евгения
    Давыденко ЕвгенияСторителлер
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi

    Он мечтал побывать в СССР, ведь там, в городе Юзовка, нынче именуемом Донецком, много лет прожила его мать. Даже русский язык специально выучил. И таки увидел его. Но совсем не таким, как ожидал. Ведь оказалось, что ликующими и сытыми советские пролетариаты были только на плакатах

    Более трех миллионов жителей Советской Украины умерли страшной голодной смертью в 1932-1933 годах. Просто потому, что так решила власть Советов. Львиная доля погибших от мучительной голодной смерти — селяне. Так их сталинская репрессивная машина наказывала за невыполнение плана хлебозаготовки, загоняя в жесткие условия коллективизации.

    Свой убийственный эксперимент советские власти всячески старались скрыть. А тем, кто пытался донести миру страшную правду о происходящем, закрывали рот и границу.

    Журналисту Гарету Джонсу было 25, когда он приехал в Юзовку. Выпускник Кембриджа на то время уже был достаточно известен — он достиг должности советника по международным вопросам британского премьер-министра Девида Ллойда Джорджа. Мать, которая работала гувернанткой в семье Артура Юза — сына основателя Донецка — Джона Юза, тоже валлийца, много рассказывала о живописных просторах и гостеприимстве людей. Слышал он также о достижениях и успехах КПСС. Особенно о выполнении задач первой пятилетки — плане развития экономики СССР, который был принят в 1928 году.

    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi

    Но настоящая реальность его потрясла. Оказалось, что жители там живут в бедности. Что «раскулачивание» — это, по сути, наглый грабеж, который не считается преступлением, ибо «благословлен» государством; что в колхозы людей загоняют под страхом выселки…

    «Зима собирается быть одним из наибольших бедствий. А также голод. Правительство здесь — самое жестокое из всех возможных в мире. Крестьяне ненавидят коммунистов. Тысячи и тысячи наилучших в России мужчин были сосланы в Сибирь…» — написал он в одном из писем после посещения Юзовки в 1930-м.

    В 1931-м Гарет снова едет в СССР. Он общается с рабочим на Днепрогэсе. И снова слышит о бедности и голоде, о несправедливой коллективизации.

    В мировой прессе он осуждал пятилетку. Гарет называл ее экспериментом по увеличению экономической мощности и политического влияния страны ценой человеческих жизней.

    Чтобы настоящая действительность не просачивалась за пределы СССР, границу для любопытных иностранцев правящее правительство закрыло. Британец подозревал: в этой стране назревает что-то страшное. Власть настроена во что бы то ни стало навести свои порядки.

    «Ведь людей у нас много», — любили повторять сталинские сатрапы.

    Однако присущее журналистам любопытство таки побудило Гарета вновь отправиться в ту Украину.

    Поездка в ад…

    В 1933 году Гарет Джонс соскочил на станции возле одного из сел на Харьковщине. То, что он увидел, нельзя было описать словами…

    Тощие люди в лохмотьях еле плелись к поездам. В них они видели свое спасение от голодной смерти.

    «У нас немає хліба… Передайте в Англію, що ми пухнемо з голоду», — слышал он от отчаянных проходящих мимо крестьян.

    Живые мертвецы и трупы… Очень много трупов. Похоронить их у односельчан просто не было сил. А еще дети с распухшими животами. Им родители запрещали выходить на улицу, дабы не быть съеденными обезумевшими односельчанами.

    Британец попросился на ночлег в одну избу. И был шокирован. Семья сидела за столом и черпала деревянными ложками грязную юшку с несколькими кусочками картошки. Таким был их завтрак, обед и ужин. А ведь у некоторых и такого не было.

    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi

    «Вони забрали у нас все», — покачал головой тощий крестьянин, едва выговаривая слова.

    Как до такого могло дойти!? Ведь СССР продолжает активно экспортировать за границу зерно, тем самым кормя мир, а свой народ умирает голодной смертью? Задавался вопросом британский журналист.

    Но это никого не интересовало.

    «Подкуркульники! Они все прячут от государства и должны быть наказаны!» — считали приспешники Сталина, и приходили наказывать. Отбирая гнилую картофелину из детской ладошки и тут же с особым цинизмом ее растаптывая сапогом. Причем таким карателем мог быть даже сосед.

    Все увиденное и услышанное британский журналист скрупулезно заносил в свой дневник.

    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi

    «Голодны, но не голодают»

    После возвращения в Европу, Гарет написал в британских и американских изданиях несколько десятков статей. Причиной голода в Украине он называл сталинскую пятилетку, а никак не плохой урожай.

    Для большей огласки даже организовал пресс-конференцию в Берлине.

    Тогда Джонс еще не представлял, на какую травлю подвергает себя за развенчивание образа энтузиастов классовой борьбы под красными флагами!

    Из Гарета тут же поспешили сделать такого себе городского сумасшедшего. Первым на это пошел лауреат Пулитцеровской премии, руководитель московского бюро «Нью-Йорк Таймс» Уолтер Дюранти. Он стал чуть ли не единственным иностранным журналистом, которому «выпала честь» дважды записать эксклюзивное интервью со Сталиным.

    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi

    Дюранти опубликовал статью под названием «Россияне голодны, но не голодают». В ней он высмеивал всех, кто распространял, по его мнению, слухи о голоде.

    Затем последовало обвинение в шпионаже и запрет на въезд в СССР.

    Также был срежиссирован целый сценарий по дискредитации журналиста.

    Издательство американского медиамагната Рендольфа Герства, с которым сотрудничал Гарет, напечатало статьи о голоде в Украине от имени некоего Томаса Уокера. Позже выяснится, что автор — аферист и бывший заключенный. И он никак не мог быть очевидцем описанных в своих публикациях свидетельств из жизни голодающих украинских селян. Это бросало тень и на факты, описываемые Джонсом. Было ли это сделано по заказу НКВД — достоверно неизвестно. Как, пожалуй, не доказана и причастность спецслужб к загадочному убийству журналиста в Монголии…В возрасте 30 лет Гарет Джонс был найден убитым.

    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi

    Последняя попытка докричаться

    Джонсу оставалось лишь сказать Goodbye, Russia, стране, которая была не готова слышать о себе правду. Это была его последняя статья о страшном голоде в Украине.

    Спустя 57 лет его племянница найдет на чердаке родового поместья заметки, сделанные Гаретом во время его поездок в Украину. Так о валлийце, который рискуя своей жизнью и статусом, узнал весь мир.

    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi

    Вот только самой Украине потребовалось 73 года для того, чтобы признать Голодомор 1932-1933 гг. геноцидом украинского народа. А миру — и того больше. Причем так считают далеко не все. Всего 15 стран–членов ООН из 195. Еще в 8 странах поддержали такое решение, но на региональном и муниципальном уровнях. Россия, конечно же, в это число не входит.

    Актуальные