Герой06.12.2018 14:00

    Никита Сторожков: «Хотел бы жить в эпоху Возрождения! Во времена Леонардо. Там бы я где-то пристроился…»

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Никита Сторожков — художник-самоучка. Живет с диагнозом ДЦП. Рисует с малых лет, но художественного образования не имеет. Эксперты его искусство называют аутсайдерским, а технику — уникальной. Мистики приписывают Никите связь с космосом, а почитатели фэнтези даже окрестили Аватаром. Но кто же на самом деле этот человек? Считает ли себя особенным и что хочет сказать миру?

    На встречу с нами Никита пришел не один, а вместе со своим куратором Михаилом. Суетятся, раскладывают работы. Никита первый начинает разговор: «Мне вам столько хочется показать и рассказать! Хорошо, что позвали».

    На столе появляется увесистая стопка обычных школьных тетрадей. «Это мои журналы,поясняет Никита, в них я рисую МАНТРЫ». На страницах заполнен каждый миллиметр. Гелевая ручка (ею рисует художник) единственное, что выдает связь этих диковинных загогулин, крючков и графических формул с реальным миром. МАНТРАМИ, или длинной молитвой, 37-летний Никита называет все свои картины. Но МАНТРЫ были не всегда.  

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Незнайка и зеленый Кремль

    Машинки, динозавры, любимый герой Незнайка и прочие вдохновители на рисунках юного художника выглядели вполне безобидно. Чего не скажешь о символах соцреализма, которые своим долгом считал изобразить в то время каждый советский ребенок: «В детском саду все рисовали Кремль красным. А у меня он был зеленый, оранжевый, голубой. Звезды на Кремле были разного цвета. Я уже тогда под строй не подходил. (Улыбается.) И до сих пор ни в какой формат не вписываюсь».

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Хотелось ли учиться рисовать? Например, в художественную школу пойти?  

    — Нет. Тогда у меня другие интересы были — баян и скрипка. Я ведь и музыкой пытался заниматься. А рисовать сам учился — что срисовывал, что придумывал.  Взрослым нравилось. Хвалили. Но чтобы у специалистов — нет, не учился. Да и вообще, чему я мог научиться? Все было одинаковым даже в постсоветский период. Ничего же нового.

    Творческий Рубикон

    Когда и как впервые появились работы, схожие с теми, которые вы создаете сейчас?

    — Это произошло в 27 лет. Мне вдруг захотелось изображать нечто иное — то, что называю своими фантазиями. Я же в детстве очень любил шариковыми ручками рисовать. А тут тебе — гелевые. Линии тонкие, правильные. Я не хотел никого копировать. Орнаменты, узоры, знаки — все это само собой как-то ложилось. Я понял, что это будет мой эксклюзивный стиль. Хочу достичь идеальных форм, структуры. Вот уже 10 лет работаю над этим.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    О природе фантазий

    Что тебя вдохновляет?

    — (Улыбается.) Люблю солнечное утро, деревья, листья. Все эти жилочки, рубцы… Это же все — орнаменты. Или, например, ту же мандалу взять. Она уникальна. Люблю смотреть передачи о разных культурах, о религиях и древних учениях. Шумеры, ацтеки, инки — все интересно. Восток очень вдохновляет: Китай (Тибет), Индия (Гималаи), Япония. А Триполье наше! Их культура поразительная! Эти круги — нечто фантастическое.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Кстати, о мандалах в твоих рисунках. Что означают?

    — Я же говорю, означают длинную молитву — МАНТРУ. Помогают понять себя и защищают. Я все свои работы воспринимаю как обереги. Попадал в разные ситуации. Несется, например, автомобиль. Мог бы сбить меня. А обереги не дают, охраняют.

    Послания извне

    Многие из твоих композиций больше напоминают тексты. На одном листе все исписано знаками, напоминающими китайские иероглифы. На другом древнеиндийское брахми. Есть что-то схожее с арабской вязью, египетской клинописью и т. п. Ты показывал свои письмена экспертам? А вдруг эти тексты идентичны некогда найденным артефактам?

    — Нет. Экспертам я не показывал. Да и вряд ли определят. Я думаю, что все эти значки, буковки живут лишь в моем подсознании. По-моему, они безупречны по форме. Рука чувствует, как их изображать.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Уверен: какие-то Высшие силы передают мне информацию, которую я должен донести людям.

    Хочу обратить внимание еще на одну из работ. Композиция полностью состоит из элементов, напоминающих физические, химические формулы. Что это?  

    — (Улыбается.) По моему убеждению, это технология использования алюминия, пластика и стекла. Их можно соединить, и получится новый материал. Это — технологии, выраженные в графике. Их посылают мне высшие силы. Может, через много лет люди расшифруют и применят. Столько всего неизученного…

    А изображения, напоминающие механизмы да Винчи? Ты знаком с чертежами Леонардо?  

    — Нет. Детально я не изучал разработки да Винчи. Но в моих работах есть что-то похожее на его рисунки. Вообще, этот человек, на мой взгляд, идеален в своих механизмах, чертежах, картинах. «Джоконда» — шедевр на все века и времена. Я восхищаюсь им. Как ученым и как художником.

      А в какой эпохе хотел бы жить и кем хотел бы быть?

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Хотел бы жить в эпоху Возрождения! Во времена Леонардо. Там бы я где-то пристроился.

    — (Смеется.) Был бы астрономом или астрофизиком. А, может, художником. Неважно. Но раз уж я здесь, буду наслаждаться жизнью. Рисовать, дарить послания из своего космоса.

    Адресных посланий ты не получаешь? Может, нашим политикам или руководству страны высшие силы хотят что-то передать?

    — Адресных посланий нет. (Смеется.) Я думаю, что это — послания всему человечеству. Они добрые. Не предупреждают о какой-то там опасности или разрушении. Поверьте, конец света еще не скоро будет. Послания в моих рисунках призывают мир сохранять и развиваться.

    120 ручек в месяц, 1440 в год!

    Ты рисуешь каждый день. Как обустроено твое рабочее место и сколько гелевых ручек используешь в среднем?

    — Вместо мольберта у меня доска. Я ее на музыкальных колонках разместил. На горизонтальной поверхности удобней. Формат работ, кроме тетрадей, конечно, — А3, А4. Самая большая по размеру работа 80 на 80. Места хватает. А ручки…

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Где-то четыре гелевых ручки в день уходит. Получается 120 — в месяц, 1440 — в год. У меня на Троещине на рынке арабы знакомые торгуют. Со скидкой продают. (Смеется). А иногда мне ручки дарят.

    Недавно выставка моя в «Халоме» (Еврейский общинный центр) была. Мне на память целый набор вручили.

    О современном украинском искусстве

    В современных художественных кругах о тебе заговорили три года назад. Каким был путь выхода в свет?

    — Долгое время меня не воспринимали вообще. Но как-то я попал на людей, от которых услышал: «Эй, художник! Да ты нам все поломал! Твои картины ни в какие рамки не вписываются. Это ты нас можешь чему-то научить, а не мы тебя!» (Смеется.) Может я и влез куда не надо, но я хотел показать, что есть и другое искусство. И мне помогли. Наталья Борисенко (студия «Художественная мастерская Борисенко». — Ред.), ей — огромное спасибо. Павел Гудимов, он как профессионал-галерист одним из первых оценил мои работы. Михаил Кирейто — мой куратор. Он организовал мою первую выставку, вторую, третью… С ним мы сотрудничаем на постоянной основе.

    Владимир Штефан/artslooker.com
    Владимир Штефан/artslooker.com
    Владимир Штефан/artslooker.com
    Владимир Штефан/artslooker.com

    А сам посещаешь выставки. Что нравится?

    — Мне нравится наша петриковка. Цвета, как по мне, слишком яркие, но очень сильная техника. Еще — Иван Марчук (Марчук единственный из украинцев входит в рейтинг «100 гениев современности». — Ред.). Был на его выставке, очень впечатлила.

    В публикациях тебя называют художником-аутсайдером, представителем art brut. Это искусство далеко от классических канонов. Его создали непрофессиональные художники люди, в силу разных обстоятельств изолированные от общества. Ты себя аутсайдером считаешь?

    — Ну какой я аутсайдер? (Улыбается.) Я же в обществе живу. Общаюсь. А как меня называют, мне все равно. Мне неважно.  

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    О личном

    Правда, что ты с трудом читаешь и почти не умеешь писать?

    — (Смущается.) Читать-то я читаю. А вот писать не могу толком ни на русском, ни на украинском. Это еще с детства. Были обстоятельства. В свое время так погрузился в рисование, что желание учиться писать пропало. Пытался, но не пошло. Ты же видишь, как я подписываюсь — криво все, нечетко. Зато иероглифы на моих картинах идеальной формы. (Улыбается.) Мне это нравится.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Проблемы с чтением, письмом тебе доставляют неудобства в жизни?

    — Нет. Не доставляют. Все, что мне надо, я прочту. А писать… Я же говорю, меня эти буквы наши напрягали еще с детства. Мне они не нравятся. У меня свое письмо.

    А друзья у тебя есть?

    — Наверное, нет. Есть люди, которые мне помогают. А друзей близких нет. У меня родственники очень хорошие. С ними повезло. А вообще я очень общительный человек. Я разговариваю в магазине с охранниками, кассирами. У меня нет глубокого погружения в себя. Я могу остановить человека на улице и на любую тему поговорить.

    Чем кроме графики увлекаешься?

    — Фильмы люблю. Музыку слушаю: классику, рок, RNB, украинские вещи. Кстати, обожаю Фредди Меркьюри. Экранизации Булгакова нравятся — «Собачье сердце», «Мастер и Маргарита». Люблю телевизор, интернет. Недавно интервью с Коломойским смотрел. (Смеется.) Я не только графикой увлекаюсь. Я свои МАНТРЫ и пластилином рисую. И даже из жевательных резинок леплю! Покупаю, размачиваю и леплю. Бутылки декорирую, много еще чего.  

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    А о чем мечтаешь?

    — Хочу выставку сделать. Хочу тризуб написать. И звезду Давида. В своем стиле, конечно. А еще хочу, чтобы меня вдохновение никогда не покидало.

    Ты себя считаешь необычным человеком, особенным?

    — Я самый обыкновенный! А если вы о творчестве… Художники, поэты, музыканты, медики и даже водители автобусов, мы все — творческие люди! Только каждый в своем понимании. Главное, чтобы все у всех было хорошо. Чего и желаю.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Прощаясь, Никита дарит нам на память три свои работы. Уверен, что его МАНТРЫ принесут удачу. Рекомендует повесить в редакции. Чтобы оберегали и вдохновляли.

    Марина Ткаченко, TVi.UA

    Актуальные