Герой03.12.2018 15:00

    Несломленная красота

    Шахвердиева Наталия
    Шахвердиева НаталияСторителлер
    misswheelchairworld.com
    misswheelchairworld.com

    В 1992 году Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 3 декабря Международным днем инвалидов. Целью было привлечение внимания к людям с ограниченными возможностями. Получают ли такие люди в Украине достаточно внимания к себе? С какими сложностями им приходится сталкиваться ежедневно? Об этом и многом другом мы расспросили Оксану Кононец — первую «Мисс Украина на инвалидных колясках»

    Типовой панельный дом на окраине Киева. О ремонте дорог тут давно не слышали. От огромных луж исходит пар — видимо, где-то прорвало трубу с горячей водой. К подъезду подходит женщина с двумя детьми: на руках спит малыш, рядом — девчушка лет пяти. Мама набирает код замка, тянет дверь на себя и грозно окрикивает малышку: «Отойди в сторону! Сколько раз говорить, что дверь может тебя толкнуть и ты упадешь?!» Дверь действительно открывается так, что ты автоматически отлетаешь в сторону и рискуешь скатиться с лестницы. Именно здесь, в таких «типовых» условиях, обитает самая красивая девушка на инвалидной коляске Украины — Оксана Кононец.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Шесть лет назад 19-летняя Оксана ничем не отличалась от своих сверстниц. Училась в институте, радовалась жизни, планировала будущее. Роковая случайность перечеркнула все замыслы. На одной из вечеринок девушка выпала с пятого этажа, головой вниз. Оксана осталась жива, но серьезно повредила шейные позвонки и оказалась прикованной к инвалидному креслу.

    Из личного архива
    Из личного архива
    Из личного архива
    Из личного архива

    — Оксана, мой вопрос может показаться глупым, но все-таки: как изменилась ваша жизнь после несчастного случая?

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    — Как бы это странно ни звучало, но жизнь моя повернулась в лучшую сторону. До травмы я жила обычной жизнью молодой девушки, какой живут тысячи. После травмы у меня изменился характер, я стала ко многим вещам относиться более терпимо. Появился внутренний стержень, желание добиваться вершин.

    — До того момента, когда вы сами оказались в инвалидном кресле, как вы реагировали на людей, сидящих в коляске?

    -

    Буквально дней за десять до своего падения я приехала в травмпункт, где мне накладывали швы на руку. Там увидела женщину, у которой были сломаны обе ноги, и она сидела в инвалидном кресле. Тогда еще мелькнула мысль: как же, наверное, сложно все время находиться в коляске…

    До того дня, как я сама оказалась в инвалидном кресле, у меня были друзья на колясках. Еще в 2007 году я была волонтером на чемпионате мира по ориентированию для людей с инвалидностью. Подружилась со многими ребятами, с некоторыми до сих пор продолжаем общаться. Воспринимала всех одинаково —обычные же люди. Но, конечно, тогда я не обращала внимания, насколько в городе не развита инфраструктура для людей на колясках.

    — Вы живете на первом этаже. Это совпадение или вы поменяли квартиру, чтобы вам удобнее было выезжать на улицу?

    — (Улыбается.) Совпадение. Мы переехали в Киев в 2003 году и с того дня все время живем в этой квартире.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    — Условия в подъезде, мягко говоря, не совсем удобные для вас. Входная дверь открывается туго, пандус на замке…

    — Пандус у подъезда закрываем на замок мы. (Улыбается.) Если его просто прислонять к стенке, он может упасть кому-то на ногу. Это травмоопасно. А угол двери крутой — да. Маме трудно вывозить меня. Но как-то справляемся. Плюс в том, что я худенькая и спокойно проезжаю в узкие дверные проемы.

    — С какими еще сложностями вам приходится сталкиваться ежедневно?

    — Расходы на такси большие. Перемещаться приходится в основном таким способом. Не всегда, куда мне нужно попасть, ездит низкополый транспорт. К примеру, чтобы добраться до реабилитационного центра, мне необходимо сделать три пересадки, а потом еще 20 минут идти пешком. Это сложно, приходится вызывать такси. Пенсия по инвалидности у меня всего 1500 грн, а на обезболивающие в месяц уходит 600 грн. Мама не работает. Содержит семью один папа. Хорошо, что некоторые вещи выдаются в собесе, что является неплохой экономией денег.

    Из личного альбома
    Из личного альбома
    Из личного альбома
    Из личного альбома

    — Вероятно, сложность еще в том, что вам — молодой и красивой девушке — часто приходится ловить сочувственные взгляды?

    — Смотрят часто, да. Стараюсь не обращать внимания. У нас же удивляются, когда видят человека в коляске и вполне ухоженного. Не понимают, что если у тебя есть инвалидность — это не значит, что нужно запускать себя. Но когда желают мне поскорее стать на ноги — это, конечно, очень приятно.

    — Когда мы с вами договаривались об интервью, вы вскользь упомянули, что неправильно говорить «люди с ограниченными возможностями». Называть вас «инвалидом», наверное, некорректно. Как тогда правильно называть людей, которые, как и вы, попали в такую жизненную ситуацию?

    — Если говорить, что мы люди с ограниченными возможностями, важно не забывать добавлять слово «физические». Люди с ограниченными физическими возможностям — это корректнее.

    Да, у нас проблемы на физическом уровне, но остальные-то возможности остались. (Улыбается.)

    Лучше всего, как принято официально конвенцией ООН, говорить: человек с инвалидностью.

    — Несмотря на ваши ограниченные физические возможности, вы ведете достаточно насыщенную жизнь. Участвуете в различных социальных проектах, представляли Украину на международном конкурсе красоты для девушек на инвалидных колясках. По рассказам ваших новых подруг, можете оценить ситуацию по отношению к людям с инвалидностью у нас и в других странах?

    — Конечно, мы обменивались друг с другом информацией об условиях жизни в наших странах. Меня удивило, что в США нет пособий для людей с инвалидностью: чтобы получать помощь или коляску, нужно обращаться в благотворительные фонды. В Финляндии пенсию по инвалидности выплачивают, государство оплачивает реабилитологов и выдает все необходимые технические средства реабилитации. В Индии все совсем плачевно. На девушке в коляске сразу ставят крест. По местным поверьям считается, что в их роду нарушена карма и от такой семьи лучше держаться подальше. Если сравнивать, в Украине еще не настолько все печально. Улучшений немного, но они все-таки есть. Огорчает, что я пока не могу поменять для себя коляску активного типа. Для того чтобы ее получить, мне нужно сдать свою кровать. Ставят перед выбором: или —или.

    — То есть в собесе полагают, что вам кровать не нужна и вы спите сидя?!

    — (Смеется.) Получается, что так. Нонсенс. Нам, видимо, нужно или спать сидя или ездить лежа. Таковы правила выдачи технических средств реабилитации. За шесть лет своей инвалидности я поняла: если ситуация не коснется кого-то лично из власть имущих, не будут думать о благе других. Простой пример. Всеукраинские конкурсы красоты для девушек на колясках проходят в Краматорске. Это один из самых доступных городов в стране, где создаются условия для людей с инвалидностью. Просто потому, что глава Донецкой организации людей с инвалидностью и городской комитет доступности прилагают максимум усилий для этого. Не так давно бывшая начальница вокзала в этом городе вынуждена была встать на костыли. Она потом так и говорила: «Когда я была здорова, не понимала, зачем нужны какие-то особые условия для людей с инвалидностью. Теперь понимаю, насколько была не права».

    — Свой фонд «Нескоренi» вы основали именно для помощи таким же, как вы сама?

    — В первую очередь мне хочется, чтобы люди с инвалидностью не замыкались в себе, развивались. Направленность фонда — интеграция людей с нарушением опорно-двигательного аппарата в фешн- и бьюти-индустрию. В прошлом году фонд организовал фотовыставку. С этого года мы стали соорганизаторами конкурса красоты «Краса без обмежень», в котором я сама два года назад получила корону. Конечно, к фонду обращаются с разными просьбами, финансовыми в том числе, но повторюсь: специфика работы фонда заключается совершенно в другом.

    Из личного альбома
    Из личного альбома
    Из личного альбома
    Из личного альбома

    — Вы по первому образованию — педагог младших классов. Планируете развивать социальные активности в поддержку детей с инвалидностью?

    — Не исключено. Ряд задумок уже есть, осталось найти время и спонсоров для их реализации. Я очень люблю детей, мне нравится с ними общаться. Я периодически езжу по школам, рассказываю о том, кто такие люди с инвалидностью, как к ним нужно относиться и почему их не нужно бояться, ведь они такие же, как и все, «не заразные». Привожу в пример знаменитостей с разными формами инвалидности.

    — Какие вопросы вам чаще всего задают дети?

    — Такие же, что и взрослые: «Как скоро вы сможете ходить?», «Как получают травмы позвоночника?». Последний вопрос, мне кажется, очень важен для нашего общества. Нужно объяснять, давать максимум информации, что легче всего получить травму позвоночника во время неудачного ныряния в воду или если вы садитесь в машину в нетрезвом состоянии, или едете с нетрезвым водителем. Важно всегда помнить о своей безопасности.

    — Наверняка задают вопросы и о личной жизни?

    — Да. Но я пока не готова к отношениям. (Улыбается.) У меня сейчас совсем другие цели и задачи. Основные силы направляю на свою реабилитацию и развитие фешн-индустрии для людей с инвалидностью в Украине. Я уже три с половиной года работаю моделью. Стала первой моделью на коляске, которая приняла участие в показе в рамках Ukrainian Fashion Week, первой украинской моделью в инклюзивном фешн-показе, который состоялся на Шри-Ланке, в рамках Азиатско-Европейской Недели моды в Париже. Я своим примером хочу показать, что для таких, как я, нет ничего невозможного.

    misswheelchairworld.com
    misswheelchairworld.com
    misswheelchairworld.com
    misswheelchairworld.com

    Оставив Оксану на попечение фотографа, уединяемся с ее мамой Мариной. Так уж довелось, что мы сочувствуем людям, попавшим в беду, но забываем, что не менее сложные испытания выпадают на долю их близких. Увидеть беспомощным своего ребенка — самое страшное, что может быть для матери.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    — Я не сразу поняла, что произошло с моей младшей дочерью, — делится воспоминаниями Марина. — Долго не осознавала и, наверное, не осознала до сих пор. Видимо, включилась какая-то защитная реакция организма, и мне это очень помогло. Очень благодарна профессиональным медикам и друзьям Оксаны, что не позволили ей погрузиться в депрессию, упасть духом. Их поддержка послужила стимулом для того, чтобы дочка продолжала жить, стремилась реализовать себя и помогать другим. Я считаю, необходимо создавать какие-то сообщества родителей детей-инвалидов, чтобы они не чувствовали себя одинокими. Им очень важна помощь. Психологическая в первую очередь. Ты начинаешь жить за двоих, тебе нельзя падать духом, нужно поддерживать своего ребенка. В том, что моя девочка сможет встать на ноги и вернуться к прежней жизни, — ни капельки не сомневаюсь. И она мне еще обязательно подарит внуков!

    Из личного альбома
    Из личного альбома
    Из личного альбома
    Из личного альбома
    misswheelchairworld.com
    misswheelchairworld.com
    misswheelchairworld.com
    misswheelchairworld.com

    Актуальные