Мнение15.02.2019 11:48

    Оксана Корчинская: «Им категорически не нужна никакая Ульяна»

    Бердичевская Марина
    Бердичевская МаринаСторителлер
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi

    Как Ульяна Супрун оказалась в кресле и.о. министра здравоохранения? Почему нынешний созыв парламента не утверждает ее в должности? В чьих интересах против и.о. министра выступает нардеп Мосийчук?

    Член фракции Радикальной партии в Верховной Раде, первый заместитель главы парламентского Комитета по вопросам здравоохранения и глава Наблюдательного совета детской больницы «Охматдет» Оксана Корчинская уже три года не подает руки соратникам по фракции, включая ее главу Олега Ляшко. После знакомства с Ульяной Супрун во время горячей фазы войны в июне 2014-го, Корчинская всецело поддерживает Ульяну и ее реформы. В эксклюзивном интервью TVi Корчинская объясняет, в чьих интересах ее соратники по фракции борются против Супрун, и почему нынешняя парламентская коалиция никогда не поддержит ее назначение.

    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi

    «Они такие откаты называли благотворительностью»

    Почему за два с половиной года в Верховной Раде так и не пришли к компромиссу по фигуре Ульяны Супрун?

    - Начну с 2014 года. После Революции Достоинства у всех была эйфория. Все надеялись, что сейчас назначат честных министров, что эти министры по вертикали дадут команду, чтобы закупки медпрепаратов и оборудования за государственный счет были честными. На тот момент сумма таких закупок составляла 4 млрд гривен, плюс 48 млрд гривен уходили через субвенции на области. Но в феврале 2014-го зашли в Казначейство, и оказалось, что в кассе всего 108 тысяч гривен. На все государство. Это при том, то только зарплата госслужащих - это несколько десятков миллиардов гривен. Ситуация была патовая. Все понимали, что необходимо изменить сами механизмы. А пока назначили министров, уже началась война, уже был аннексирован Крым.

    В феврале 2014-го зашли в Казначейство, и оказалось, что в кассе всего 108 тысяч гривен. На все государство

    Мы были убеждены, что конечно же, кресло министра здравоохранения займет честный человек, и конечно, это будет майдановец. Было несколько кандидатур, в том числе несколько раз предлагали эту должность Ольге Богомолец (кандидат в президенты Украины, глава Комитета ВР по вопросам здравоохранения, возглавляла медицинскую службу Майдана - ред.), но она отказалась. И тогда назначили человека, который также имел отношение к медицинской службе Майдана - Олега Мусия. Моя первая встреча с ним состоялась, когда я попросила его собрать всех дистрибьюторов фармацевтических компаний и сказать им, что все, больше никаких откатов не будет, не будет никаких чемоданов. Документы по тендерам времен Януковича к тому времени исчезли.

    Олег Мусий Фото: УНИАН
    Олег Мусий Фото: УНИАН

    Но мои надежды разбились. Не забудем, что Мусий был главой Общественного совета Минздрава при Богатыревой (Раиса Богатырева, министр здравоохранения в правительстве Николая Азарова в 2012-2014 годах - ред.). И я как волонтер и член опекунского совета «Охматдета» никакой помощи от них никогда не получала - ни тогда, когда нам нужно было пробиться на Комитет по вопросам здравоохранения, ни тогда, когда мы месяцами выбивали деньги на детскую онкологию, которая в то время финансировалась на 10%.

    Но когда мы встретились с Мусием в качестве министра, у нас уже были достижения. В 2012 году бюджет на детскую онкологию составлял 60 миллионов гривен, а к 2014-му году он был увеличен до 350 миллионов. Еще через старую Верховную Раду мы провели закон о том, что доходы с государственных лотерей направляются на лечение онкобольных детей. После первых трех совещаний у Мусия нам сказали, что мы лезем не в свои вопросы и нечего нам заниматься тендерами. Это было страшное разочарование.

    В конце 2014-го провели тендеры и начали закупать препараты для детской онкогематологии, по некоторым позициям - в два-три раза дороже, чем при Януковиче

    В конце 2014-го провели тендеры и начали закупать препараты для детской онкогематологии, по некоторым позициям - в два-три раза дороже, чем при Януковиче. Тогдашнее коррупционное руководство «Охматдета» из 350 млн гривен 70 миллионов потратило на закупку антигрибкового средства, которое к тому времени еще не имело трехлетнего опыта использования в Европе и потому в европейские клиники поставлялось бесплатно. У нас было 119 позиций номенклатурных, и тут на один препарат тратится 70 миллионов. Откат за закупки этого средства областным и внештатным детским онкогематологам составлял, как нам рассказали в СБУ, 15%.

    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi
    Кирилл Чуботин/TVi

    До этого в Минздраве работала команда русскоязычных коррупционеров, тендеры курировал старший сын Януковича Александр. В конце 2014 года СБУ предоставила в ответ на депутатский запрос информацию о том, что в среднем хищения из бюджета в сфере госзакупок препаратов для детской онкогематологии составляла 7% (они такие откаты называли «благотворительностью», потому что им «было жалко» волонтеров), а вообще по программам госзакупок препаратов хищения составляли до 43%. У Мусия была подобная команда, просто перекрашенных, украиноязычных.

    «Все хотели натовскую аптечку»

    Потом в Минздрав пришел Александр Квиташвили (из команды бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, возглавлял украинский Минздрав с декабря 2014 года по апрель 2016-го - ред.).

    - Честный человек, европейского плана чиновник, но он не понимал, что делать в этой стране. Квиташвили должен был бы занимать должность министра только в странах с устойчивой экономикой - вот в таких маленьких, как Люксембург, Лихтенштейн… Он ничего не крал, я в этом уверена абсолютно. Однако он был растерян, не понимал, с какой стороны взяться, и к тому же, его все пытались использовать.

    Квиташвили должен был бы занимать должность министра в странах с устойчивой экономикой - вот в таких маленьких, как Люксембург, Лихтенштейн… Он ничего не крал, я в этом уверена абсолютно

    Александр Квиташвили Фото: УНИАН
    Александр Квиташвили Фото: УНИАН

    Перед тем, как стать депутатом, я уже полгода была добровольцем батальона «Азов». И как раз Ульяна Супрун и ее ребята были моими учителями по тактической медицине. Я их нашла за день до боя под Марьинкой. У нас уже были потери, перед этим было освобождение Мариуполя. Мы понимали, что не готовы к боям. Никто - ни СБУ, ни МВД - не могли нам объяснить, как открыть медпункт в воюющем батальоне. Я нашла Ульяну, а перед тем мне уже рассказали, какой у нее «ужасный» характер, что с ней очень тяжело договориться.

    Она с самого начала военных действий помогала фронту?

    - Я к ней приехала в июне 2014 года, объяснила, что мы добровольцы, и у нас уже есть первые потери, среди нас всего один доктор майдановский, и у нас ни одного санитара, ни одной аптечки. Мы только накупили жгутов, и майдановская медслужба мне продала по 60 гривен за штуку такие маленькие салфеточки «Гемостоп». На первых раненых мы поняли, что одного жгута и одной такой салфеточки недостаточно, чтобы спасти жизнь.

    И Ульяна тогда поставила мне условие, которое я выполняла, несмотря на конфликт, который возник из-за этого с руководством Вооруженных сил. Она сказала: «Я буду вам помогать аптечками и инструкторами. Каждый раз вы мне будете говорить, сколько у вас людей. Я вам помогу подготовить добровольцев, бойцов Нацгвардии, Вооруженных сил. Единственное условие - ни одна аптечка не будет отдана человеку, который не прошел обучение».

    Руководство «Азова» попросило такую аптечку, я набрала Ульяну. Она снова сказала: «Оксана, вы дали мне слово, что ни одна аптечка, независимо от того, хороший это человек или нет, генерал это или доброволец-комбат, не будет предоставлена, если человек не прошел обучение». Тот самый несгибаемый характер. Мне пришлось выполнить это условие, и уже я получила конфликты с полковниками и с генералами в секторе М, потому что все хотели натовскую аптечку.

    Ульяна Супрун  и Оксана Корчинская Фото: kmu.gov.ua
    Ульяна Супрун и Оксана Корчинская Фото: kmu.gov.ua

    За чьи средства эти аптечки закупались?

    - Тогда Ульяне помогал Всемирный конгресс украинцев, американские волонтеры. Именно благодаря инструкторам Ульяны я стала на фронте тактическим медиком. За 2014-2015 годы они подготовили 75 тысяч добровольцев, бойцов Нацгвардии, Вооруженных сил, десантные войска, спецназ. Мы были нулевые. В Вооруженных силах ничего не было, кроме старых жгутов. И потому тысячи ребят спасенных в начале войны. А вы знаете, какие потом были бои. Под Иловайском одной натовской аптечкой нам приходилось спасать троих.

    Поэтому мы все это время предлагали сделать Ульяну заместителем министра по делам АТО. Потом ее назначили первым заместителем министра здравоохранения, а затем - временно исполняющей обязанности. А перед этим парламент проголосовал за новое правительство Гройсмана «в пакете». Но Супрун в этом «пакете» еще не было.  Тогда снова должность предлагали нескольким - директору Национального института хирургии имени Шалимова академику Александру Усенко, в очередной раз Ольге Богомолец.

    «Пройти парламент шансов нет»

    Почему Богомолец постоянно отказывается возглавить министерство, а теперь фактически возглавляет кампанию против Супрун?

    - Потому что это ее стиль. Ольга в первую очередь - исполнитель песен. Она артист. Ей нужна слава, чтобы все ею восхищались, а отвечать ни за что она категорически не хочет. Она абсолютно творческая личность, которая находится вне контекста Украины. Для нее главное - ее собственная реализация.

    За эти два с половиной года премьеру Владимиру Гройсману не раз удавалось проводить необходимые ему решения через парламент. То же - с президентом. Неужели оба не могли надавить на депутатов по вопросу Супрун?

    - Дело в том, что основа фармацевтической мафии находится, конечно, в Оппозиционном блоке и в партии «Відродження». Но представители фармацевтической индустрии, причем владельцы фармзаводов, есть в в других фракциях, в том числе провластных. Они никогда не проголосуют за нее. Когда они поняли с первых месяцев работы Ульяны, что она не пойдет ни на какой компромисс с коррупцией, она сама на себе поставила крест.

    Новий корпус «Охматдит» Фото: radiosvoboda.org
    Новий корпус «Охматдит» Фото: radiosvoboda.org

    Как я в свое время поставила крест на своей политической карьере дальнейшей с Ляшко. Когда в 2015 году я поняла, что нардепы из Радикальной партии украли 80 миллионов гривен на строительстве (нового корпуса «Охматдета» - ред.), и мы это доказали, и смогли 60 миллионов заблокировать, Ляшко и еще один депутат стали требовать от меня разблокировать их и вернуть их подставной ТОВке. Я сказала: «Подождите, а почему я не знаю о том, что вы какое-то отношение имели к строительству нового корпуса?» Само собой, я сказала, что больше никогда в жизни у нас не будет ничего общего. И я даже не здороваюсь с ними.

    Вы вышли из партии?

    - Я не имею права выйти. Они должны меня исключить.

    Не исключают?

    - Три года уже. Три года я не общаюсь ни с кем из них, кроме только Юрия Шухевича. То же самое произошло с Ульяной. Как только они поняли, что она им не даст красть, что она ни на какие схемы не идет, что та реформа, которую она делает, - это серьезно, а не болтовня, которая всегда была в этой области, они моментально начали с ней бороться. И уже тогда, в первые месяцы, провести ее через парламент было невозможно.

    Три года я не общаюсь ни с кем из них (нардепов от Радикальной партии - ред), кроме только Юрия Шухевича

    Ольга Богомолец Фото: УНИАН
    Ольга Богомолец Фото: УНИАН

    Вот Богомолец будет десятилетиями рассказывать о реформах, но никогда не осуществит ничего. Она просто неспособна это сделать. И они к этому привыкли, что все просто говорят. Бахтеева (Татьяна Бахтеева, глава Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения с 2006 по 2014 год - ред.) в свое время говорила о реформе, Богатырева говорила о реформе. Все говорили, но ничего не делали.

    Бахтеева продолжает держать руку на пульсе?

    - Конечно, без сомнения. Ну они же уже несколько лет одна команда - Богомолец, Бахтеева, Мусий, Шурма (Игорь Шурма, бывший член СДПУ(о), соратник Михаила Добкина - ред.). Бахтеева руководит непосредственно всеми медицинскими вопросами Радикальной партии. Без ее согласия их депутат не имеет права даже слова сказать.

    Бахтеева руководит непосредственно всеми медицинскими вопросами Радикальной партии. Без ее согласия их депутат не имеет права слова сказать

    Оксана Корчинская  во время судебного заседания по рассмотрению апелляции на решение об отстранении Ульяны Супрун от исполнения обязанностей министра здравоохранения Фото: УНИАН
    Оксана Корчинская во время судебного заседания по рассмотрению апелляции на решение об отстранении Ульяны Супрун от исполнения обязанностей министра здравоохранения Фото: УНИАН

    Мосийчук (Игорь Мосийчук, член фракции Радикальной партии в парламенте, автор иска против Ульяны Супрун - ред.) сейчас работает против Супрун в чьих интересах?

    - Конгломерата коррупционеров старой системы, там великое сращивание интересов. Судья, который принял решение об отстранении Супрун от выполнения обязанностей, по инсайдерской информации, - ставленник Кивалова (Сергей Кивалов, одиозный глава ЦИК, которого во время Оранжевой революции в 2004 году обвинили в фальсификациях во втором туре президентских выборов - ред.). А все остальные расклады видны невооруженным глазом. И потому у Супрун пройти парламент шансов нет. Когда она добивается прозрачных и одинаковых условий для всех, им категорически не нужна никакая Ульяна.  

    Актуальные