МнениеГлянец07.01.2019 11:00

    Соединение с природой, водой, камнями. Рождественская сказка Оксаны Фурса

    Багиян Наталия
    Багиян НаталияСторителлер
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев

    Если в эти новогодне-рождественские праздники киевляне и гости столицы зайдут в Национальный музей Тараса Шевченко, им непременно первой бросится в глаза картина «Вифлеемская звезда» художницы Оксаны Фурса. Эта картина как нельзя лучше олицетворяет светлый, чистый, семейный праздник Рождества.

    «Вифлеемская звезда» не единственная картина, которая может поразить ваш взор. От всех полотен художницы веет позитивной энергетикой, теплотой. Они настолько проникновенны в своей сказочности, что сложно было удержаться и не пообщаться с Оксаной лично, чтобы хоть немного постичь тайну ее мастерства.

    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев

    — Моя основная картина на рождественскую тему — «Вифлеемская звезда». Идея ее написания пришла ко мне, когда я была беременна вторым сыном. Я мысленно представляла себе ощущения своего малыша, что он мог чувствовать, когда плавал внутри меня. Эти ощущения отразились в картине.

    — Тема Рождества, рождения ребенка — это поистине неисчерпаемый простор для творчества у художника.

    — Безусловно! Для меня в принципе важна славянская тематика. Я хочу подчеркнуть — славянская. Я не могу разделять три наших народа, а мы, к сожалению, стали забывать, что когда-то были единым целым, это потом уже нас раздробили. На самом деле свои истоки мы ведем от друидов. А знаете, когда друиды праздновали Новый год? Не весной, как часто говорят и пишут историки, а именно зимой. Зима — тот самый переломный период в жизни каждого человека, когда ты на пороге рождения чего-то нового.

    Экспозиция художницы Оксаны Фурсы #ДивоДивне в Национальном музее Тараса Шевченко Фото: facebook.com/OUkraina
    Экспозиция художницы Оксаны Фурсы #ДивоДивне в Национальном музее Тараса Шевченко Фото: facebook.com/OUkraina
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев

    — Идеи сюжетов вы черпаете именно из славянской мифологии?

    Не только. Живопись не может быть оторвана от реальной жизни. Своими картинами я хочу изменить мир. До печальных событий в Украине я писала в основном в черно-белых тонах. Тем более что главным образом писала на заказ под интерьеры в стиле хай-тек. Но события 2013-2014 годов буквально перевернули мое сознание.

    Мне очень хотелось чего-то яркого, светлого, мирного. Так родился стиль пэчворк. Вы же знаете, что самые теплые по энергетике одеяла, сшиты из лоскутков. Издревле хозяйки в такие вещи вкладывали свою любовь, свою душу. Потому ими укрываться наиболее уютно. Вот и мне хотелось, чтобы мои картины несли в себе тот же посыл. Да, это наивное искусство, но такое близкое и понятное всем.

    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев

    — Создание подобной живописи подразумевает и комфортные условия для художника?

    — Конечно! Я не могу работать днем, пишу только ночью, когда мои домашние уже спят. Вокруг меня царит тишина. Слышится только легкое потрескивание свечей. Этот звук дает мне умиротворение. Для меня очень важно работать в уютных условиях. Например, я не могу заниматься живописью в сырую и мрачную погоду. Мне катастрофически необходимо солнце! Оно — мой главный источник вдохновения.

    — Зимой его достаточно мало. В снежную пору вы не пишете?

    — Как раз таки пишу в основном зимой. Солнцем я подзаряжаюсь основательно весной и летом.

    Соединение с природой, водой, камнями очень важно для меня. Обязательно в любую поездку на природу беру с собой альбом, делаю эскизы. А зимой переношу свои ощущения на холст.

    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев

    К тому же зима, а точнее зимние каникулы, единственная для меня возможность быть полностью разгруженной от основных обязанностей преподавателя и ректора Института искусств им. Сальвадора Дали. Больше времени для творчества.

    — Преподавание, руководство конфедерацией дизайнеров Украины, живопись. Когда же вы все успеваете?

    — Понимаете, все, что касается преподавания и руководства — это уже настолько налаженный механизм, что там все четко работает без меня. Но под моим руководством (улыбается). Плюс мой семейный быт налажен так, что я могу себе позволить полностью погрузиться в творчество. Живопись для меня сейчас на первом месте. Я буквально купаюсь в своем творчестве, своих фантазиях.

    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев

    — К слову, о фантазиях. У вас очень много работ на сказочную, мифологическую тематику. Это дань памяти счастливому детству?

    — Мое детство не было таким уж радужным. Я долгое время занималась танцами, но повредила позвоночник и полтора года была прикована к постели. Тогда-то рисование и вошло в мою жизнь. Врачи рекомендовали мне начать рисовать, чтобы я могла таким образом начать двигаться, развивать руки. А раньше в домах было принято вешать на стены ковры, над моей кроватью тоже висел. Чтобы не рисовать просто геометрические фигуры, я стала срисовывать узоры с ковра. Сказка, я думаю, присутствует в жизни любого человека. А творческие люди остаются детьми в любом возрасте. Просто каждый свое детство выражает по-разному. Мне сложно объяснить, да и не нужно. Если я сама для себя найду объяснение, то перестану этим заниматься.

    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев

    — И тем не менее вам доверили иллюстрировать ряд детских сказок.

    — Действительно, я охотно откликнулась на предложение издательства «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА» и оформила несколько обложек для детских сказок. Причем для оформления я выбрала фиолетовый фон. Он не только хорош для восприятия глаз, но и выглядит самым сказочным. Раньше полиграфистам было удобно делать белый фон и темный шрифт. А глаза, на самом деле, воспринимают цвета с точностью до наоборот. Поэтому намеренно сделала так, чтобы глазам было легче воспринимать цвета. А оклад выполнила в цветах, соответствующих каждому из времен года. Причем для оформления я использовала ряд своих картин на данную тему. Но иллюстрировать довелось не только сказки. Например, для сборника стихов была использована моя картина «Коза Дереза».

    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев
    Фото: Владимир Ануфриев

    — Творческие люди крайне болезненно относятся к своим работам, как к своим детям. Полагаю, что вы не являетесь исключением. Какие вы испытываете ощущения, когда ваши картины покупают, и они уходят к другим людям?

    — Для меня болезнен даже сам момент транспортировки. Каждая моя картина настолько близка и дорога, что я не могу спокойно видеть, когда ее просто переворачивают вверх ногами (смеется). С каждым, кто приобретает мои работы, мы договариваемся, что они смогут предоставить ее обратно для той или иной экспозиции. Поэтому время от времени я вновь встречаюсь со своими детищами. За что я очень благодарна своим почитателям. Но есть работы, с которыми я не расстанусь никогда и ни за какие деньги. Одна из них — «Вифлеемская звезда».

    Выставку художницы можно посетить до 20 января в Национальном музее Тараса Шевченко (бульвар Шевченко, 12).

    Актуальные