Оценка28.01.2019 18:00

    Страх и ненависть в украинской школе

    Бердичевская Марина
    Бердичевская МаринаСторителлер
    Shutterstock
    Shutterstock

    Очередной скандал — теперь в виде драки между учителем и отцом ученика с нанесением тяжких телесных — и новая дискуссия в соцсетях. Стена непонимания между учителями, школьниками и их родителями растет. Кто станет новой жертвой в этой необъявленной войне?

    «Я ненавижу школу. Ненавижу ее пуще всего на свете. Нет, даже еще сильнее… Она испортила мне всю жизнь» — с таких слов начинается роман Анны Гавальды «35 кило надежды». Когда мы с сыном начали читать книгу, его глаза моментально загорелись, как наверняка загорелись бы глаза всех его одноклассников, а также учеников младших и старших классов самой обыкновенной киевской школы.

    Долгое время казалось, что это только мне приходится буквально каждый день подыскивать «мотивационные», приободряющие, аргументирующие слова, чтобы объяснять ребенку, зачем эта школа в принципе ему нужна. Я не сразу поняла, что с подобным вызовом сейчас сталкивается подавляющее большинство родителей. Поскольку пятый год подряд система убеждает меня в том, что она делает все правильно, и дело тут не в ней, а в моем «неудобном» ребенке, а также во мне, которая воспитывает его «неправильно».

    Shutterstock
    Shutterstock

    Дело, в принципе, уже сделано — если первоклашкой он на второй день обучения бросил в парке портфель и заявил мне: «Эта школа нужна тебе, а не мне. Сама туда и ходи», то сейчас он уже без сопротивления ходит в школу, потому что «так надо», делает уроки, отвечает у доски. Он наконец понял: систему не переломить и надо просто дотерпеть, хотя бы до конца девятого класса. И в этой ломке участвовала, конечно же, я, которую не раз и не два отчитывали как первоклашку его учителя. Это сделала я со своим пытливым и смышленым ребенком с недюжинным воображением и жаждой знаний, которая была у него ярко выражена ровно до того момента, как он пошел в первый класс. Кстати, да, он без моей помощи просек, что после девятого класса из школы можно уйти, и совершенно серьезно собирается это сделать.

    «Учитель вам ничего не должен»

    Казалось бы, мы потихоньку вслед за Европой подходим к границам осознания того, что каждый ребенок индивидуален — не только в своих наклонностях и потребностях, но и психофизически. По крайней мере, я уже 15 лет общаюсь с педагогами разных уровней, которые говорят о необходимости «индивидуальных траекторий» и профильного обучения, о подготовке нынешнего поколения к жизни в мире, где нормой будет lifelong learning (обучение в течение всей жизни. —Ред.), где список профессий и научных направлений тотально обновится, где зубрежка и забивание знаний «гвоздями в мозг» не просто неэффективны, а дают обратный эффект.

    Но кто эти мы? Сколько их? Несмотря на незначительный процент энтузиастов, которые организовывают поездки педагогов, например в Финляндию, чья система обучения прославилась на весь мир, собирают учителей на тренинги, онлайн-курсы и конференции (как EdEra и «Смарт Освіта»), система средних общеобразовательных учреждений словно застыла в архаике.

    facebook.com/Смарт Освіта
    facebook.com/Смарт Освіта

    Мышление, восприятие коммуникационных моделей и социальных паттернов у среднестатистического учителя — на уровне даже не вчерашнего, а позавчерашнего дня. В его сознании ученик все еще должен быть покорным, признавать учителя безусловным авторитетом, не крутиться, не отвлекаться на уроке, в идеале — «проявлять активность», послушно заучивать параграфы из безбожно устаревших учебников, не обдумывая, «сдавать» выученное.

    Учителя обижены — на то, что нынешние дети «не такие», и многие родители своих детей в этой инаковости поддерживают. Посмотрите только, что они пишут сейчас в бурных обсуждениях последнего инцидента: «Как было бы хорошо, если бы педколлективу дали право отказывать в приеме в школу невоспитанным детям», «Учитель вам ничего не должен», «Никто не обязан мотивировать вашего ребенка», «В Японии дети не матерятся и громко не смеются», «Школа сейчас выбирает советский ресурс, и другие не приходят, потому что на 5–6 тыс. грн в месяц выслушивать претензии родителей и их детей терпеть —дурных нет», «Родителей в школу не затащить, а дети голов от телефонов не поднимают», «Школа должна предоставить знания, а воспитание — дело родителей».

    «Воспитывать надо лучше»

    А еще много говорят об обесценивании их профессии, о том, что в школах остались только женщины, в основном преклонного возраста, о том, что не могут, как раньше, делать детям «замечания». Но мы же помним эти «замечания» с советских времен! Когда и линейкой по рукам или по лбу было не зазорно, когда наорать на ученика или унизить его при всем классе тоже не считалось преступлением. Когда и большинству родителей не приходило в голову просто даже возмущаться таким поведением учителей, о котором они не всегда знали, потому что их дети, как правило, боялись говорить о таком в своей семье. Когда действовал общественный уговор: бить ребенка в наказание, назидание и для профилактики — лучшая мотивация.

    Shutterstock
    Shutterstock

    Так вот, как оказывается во время нынешних сетевых обсуждений, этот общественный уговор, этот незыблемый устой никуда не делся.

    И учителя, и некоторые родители убежденно и агрессивно доказывают: «Воспитывать ребенка надо лучше!», «Интерес — не такая эффективная мотивация, как страх», «Паническая атака от того, что учитель накричал? Не смешите»

    Именно поэтому и Министерство образования, и педколлектив школы, в которой произошел инцидент, и все учителя Украины, и практически все СМИ, и добрая часть родителей объединились в едином порыве осуждения «неадекватного папаши», который подрался с учителем физкультуры, и не устают ругать маму ученика, которая рассказала, что на самом деле этот учитель душил ее ребенка и кричал ему на ухо, доведя 10-летнего мальчика до панической атаки, что зафиксировали врачи скорой. Они не слышат слов свидетелей о том, что этот учитель уже не первый год издевается над учениками, о том, что семья мальчика порядочная и благополучная, о том, что папа мальчика, обвиняемый в нанесении тяжких телесных повреждений учителю, пришел в полицию сам.

    Facebook
    Facebook

    Зоя Звиняцковская

    Cооснователь организации «Родительский контроль»

    «С возрастающей тоской и беспокойством слежу за ситуацией, которая разворачивается вокруг ужасного инцидента в школе №157, — развивается по самому худшему и, увы, абсолютно предсказуемому сценарию, —пишет сооснователь организации «Родительский контроль» Зоя Звиняцковская. — Все топят за своих. Педколлектив лицея, Киевский профсоюз работников образования и министерство возмутились, попросили главу МВД взять дело под контроль. Министерство в особом письме называет произошедшее «беспрецедентным проявлением насилия». «Нападающий должен получить справедливое наказание», — напоминают в письме. Интересно, это они про учителя? Потому что хватание ребенка и ор на него тоже являются нападением вообще-то. К сожалению, в данном случае министерство проявило себя не Министерством образования, а министерством учителей».

    Итог — папа мальчика в СИЗО, учитель физкультуры — в больнице, мальчику явно требуется психологическая помощь, а учителя снова внедряют в массовое сознание излюбленные аргументы о «невоспитанных детях» и «неадекватных родителях» и спорят в соцсетях, доказывая, что общество их презирает и терроризирует.

    tsn.ua
    tsn.ua
    tsn.ua
    tsn.ua

    «Увольнять оснований нет»

    Общество уверено: несмотря на то что ученик утверждает, что учитель поднял на него руку и повысил голос, отец мальчика не имел права отвечать насилием на насилие. Но самое интересное: общество требует покарать по всей строгости закона «нерадивого папашу», однако ничего не собирается делать с тем, что в зеркальных случаях насилия, которое осуществляют над детьми учителя, они не только не отвечают по закону, но даже остаются на занимаемых должностях.  

    Вот лишь несколько свежих примеров. В октябре прошлого года учительницу одной из харьковских школ, которая не разрешила шестикласснице съесть кусок торта, поскольку ее родители не сдавали денег на сладкий стол, после резонанса уволили из школы и вывели из состава родительского комитета (что она делала в родкомитете — другой вопрос). Однако она продолжила работать на полставки в Харьковском национальном педагогическом университете. По словам ректора этого вуза, увольнять ее оснований нет и «как к доценту к ней нет претензий».

    Facebook/Mariana Pietsukh
    Facebook/Mariana Pietsukh
    google.com.ua/Александр Ковтун
    google.com.ua/Александр Ковтун

    Свежая декабрьская история: «Интернат по тебе плачет», —постоянно кричит вслед одному из пятиклассников учительница, которая не так давно написала на его лбу красной ручкой слово «лох». После разговора с родителями ученика уже писать на лбу не может — кричит вслед. И остается на рабочем месте.

    Еще одна свежая декабрьская история: в Шостке 70-летняя учительница математики взяла в заложники учеников пятого класса, закрывшись с ними в кабинете, когда к ней на урок пришла аттестационная комиссия. Детей освобождала полиция, многие после инцидента пережили паническую атаку, у некоторых зафиксировали повышенное давление и рвоту, и все они наотрез отказались ходить в школу. Решать судьбу этой учительницы будет образовательная комиссия, которая объясняет разъяренным родителям: это — учитель высшей категории, она имеет звания и колоссальный опыт преподавания. Исходя из таких аргументов, вероятнее всего, и она останется на своем рабочем месте.

    Преступления без наказания

    Как останется на рабочем месте пострадавший учитель физкультуры из школы №157. Как осталась на нем 64-летняя учительница информатики еще одной из киевских школ, на которую в сентябре напал с ножницами ученик восьмого класса. Она прошла лечение и реабилитацию в санатории и вернулась в педагогические ряды, а вот ее ученик вынужден был покинуть школу, ему предстоят суд и «принудительные воспитательные меры». И никого не волнует, что в обсуждениях родители учеников этой школы красочно описывали «учительницу-жертву».

    Вот один из комментариев: «Эта учительница — жестокая истеричная женщина, которая доводила детей до бешенства. Она действовала как психически больная. Рвала на девочках браслеты, вырывала из рук телефон и бросала на пол, смешивала их с грязью, унижала, ставила плохие оценки за то, что завис компьютер». Вот еще один: «Оля пришла и рассказала, что у них сегодня было ЧП. Только ее рассказ отличается от того, что рассказывали в новостях. В новостях говорили, что учительница просто поставила мальчику плохую оценку за самостоятельную, и он ее начал бить ножницами, а затем разбил ей голову стулом. Но про эту учительницу я слышу уже третий год и от учеников, и от родителей. Она очень несдержанная, кричит на детей, оскорбляет их». Родители свидетельствовали: на учительницу неоднократно жаловались и просили заменить, однако дирекция школы лишь разводила руками.

    Не поэтому ли агрессии в школе становится все больше? Как со стороны учеников по отношению друг к другу и учителям, так теперь и их родителей? Наверное, эта агрессия — ответная реакция на годами проявляемую, но никогда не караемую и даже признанную нормальной агрессию учителей? Наверное, ситуация усугубляется именно потому, что и дети, и теперь их родители видят: неминуемость справедливого наказания работает только в одну сторону? Ты отец и ты избил учителя? Пожалуй в СИЗО. Ты ученик и ты напал на учителя? Пожалуй на принудительные меры. Учитель напал на ученика? Так ведь он же учитель высшей категории, да ведь у него колоссальный опыт преподавания, оснований увольнять его нет, и вообще, воспитывать лучше надо.

    А ведь дети видят и понимают это лучше нас. Чаще всего молчат, терпят. И ненавидят школу.

    Shutterstock
    Shutterstock

    Актуальные