Танцевала карапет, порвала ботинки!..

    Ткаченко Марина
    Ткаченко МаринаСторителлер
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Каждые выходные в подземном переходе на станции метро «Театральная» собираются киевские старожилы. В холодное время года это место служит им танцплощадкой. Со слов завсегдатаев, этой традиции — 30 лет. А танцам, которые исполняют пары, и того больше. Их история уходит в глубь веков

    Что ж это за танцы такие? Почему так манит пенсионеров место, за много лет ставшее для них культовым? TVi.UA спустился в столичную подземку, чтобы разузнать обо всем подробнее.     

    На часах 18:00. Баянист растягивает меха. Его напарник ударяет в бубен. Пары постепенно заполняют импровизированный танцпол перед выходом из метро. Звучит знакомая музыка. Все как много лет назад: когда нарядные платья были ситцевыми, а «галстук-селедочка» считался предметом особого шика.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    У каждого из пришедших сюда свои ассоциации со временами молодости. Мелодии и танцы —неотъемлемая часть дорогих сердцу воспоминаний

    «Краковяк, полька, коробочка (названия танцев. — Ред.)…  Их наши родители еще танцевали. Это же наша юность!» — улыбаясь делится с нами Вера Семеновна. Сюда она приходит вот уже 20 лет подряд. Два года назад встретила здесь Степана Ивановича. Подружившись, стали партнерами по танцам.

    «Раньше тут яблоку негде было упасть. В два-три круга выстраивались!» — перекрикивая баян, объясняет Степан Иванович. Откланявшись, удаляется со своей партнершей в круг, где их па, на первый взгляд, выглядят абсолютно несложными.

    Хореография социальных танцев отличается от сценической. В простонародной версии того же вальса или польки фигуры намного проще. Но в то же время сохраняется принцип синхронности движений и четко обозначенного рисунка. Возможно, это и заставляет прохожих останавливаться, чтобы полюбоваться на танцующих.

    Аккомпанемент обеспечивает Павел Васильевич. Мужчина рассказал нам, что до пенсии работал часовщиком, трактористом, водителем и кузнецом. «Сейчас я баянист. Правда, только по субботам и воскресеньям. (Улыбается.) У меня никого нет. Дома одиноко. А тут я среди людей…» — говорит аматор.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    «20 лет здесь играю. На бубне, балалайке, мандолине… Приезжаю сюда время убивать и душу отводить», —присоединяется к разговору второй участник музыкального дуэта Василий Акимович. Долго с нами музыканты общаться не могут — народ ждет польку.  

    Кстати, возможно, для многих станет открытием то, что танец полька к Польше никакого отношения не имеет. Он появился в Богемии (современная Чехия) в середине XIX века. А вот краковяк — это как раз польский танец. Его придумали в XIV веке в Краковском воеводстве. «При чем здесь украинцы?» —спросите вы. Мир тесен. Танцы, как и люди, быстро ассимилируются. И раз прижились полька и краковяк в Украине — значит полюбились народу.

    «Ой, скажіть мені правду, мій дядько Степан, хто придумав цей танець назвать падеспань…», — тихонько напевает рядом стоящий мужчина, слыша, как мы интересуемся местным репертуаром. Падеспань (или падеспанец) — название еще одного танца.

    © Sotheby's / akg-images/EAST NEWS
    © Sotheby's / akg-images/EAST NEWS

    В конце XIX века хореограф Александр Царман сочинил музыку и записал схему движений. Изначально Pas d’Espagne был модным салонным танцем, но, как и его предшественники, слился с простым народом. Достаточно сложные движения упростились, и в первой половине XX века падеспань стал одним из самых популярных среди населения Восточной Европы.

    Ножка вперед, ножка назад, поворот… На танцующих глазеют зеваки, и с умилением смотрят те, кому и музыка, и действо по душе

    Среди восторженных зрителей — молодая пара. Она —украинка. Он — немец. «Мы — молодожены. Я — киевлянка, а Карл — из Мюнхена. Он в интернете увидел, как дедушки с бабушками быстро кружились в танце. Вот я и привела его сюда. Стоим, любуемся», — говорит Оксана. Карл тут же находит в телефоне видео, снятое на его родине. Говорит, что в Германии пенсионеры тоже танцуют, и показывает фрагменты с Октоберфеста — традиционного праздника немецких бюргеров.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    «Наши танцы отличаются немножко. Немцы польку больше любят», — поясняет иностранец. В завершение разговора молодожены пробуют повторить движения танцоров киевской подземки.  

    «Как у них все складно выходит», — слышим очередной зрительский комментарий. «Видела бы стариков наша власть, решила бы, что им хорошо живется. Пенсии мизерные, а они танцуют!» — обсуждают тему две подруги. Обеим на вид не более пятидесяти. На наш вопрос: «Есть ли желание присоединиться к танцующим?», женщины отшучиваются: «Мы так не сумеем… Это же надо знать фигуры танцевальные. Хотя, может, когда-то и присоединимся...(Улыбаются.) Всему свое время».

    Какие чувства испытывает тот, кто выбрал позицию наблюдателя? Нетрудно представить, чуть повнимательнее присмотревшись к лицам. Вот в сторонке стоит одинокий седовласый мужчина лет восьмидесяти. В его глазах тоска. А может, ностальгия. Всем видом он показывает, что в пляс пускаться не намерен. Но запонки на манжетах, вероятно, подаренные кем-то очень любящим и очень давно, выдают: сюда он собирался как на праздник.  

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Женщина, поправляя пуховый платок, жалуется на артрит. Веселый балагур в спортивной куртке рассказывает очередную басню. Блондинка в фетровой шляпке демонстрирует подругам новый телефон. Вновь пришедшие оглядывают зал, высматривая знакомых. Маленький праздник в стенах подземки — в разгаре.

    «Порядок не нарушают? Не сорят?» — спрашиваем у сотрудника технической службы метрополитена. «Да нет. После них всегда чисто», — отвечает женщина. «А вы танцуете в выходные?» — продолжаем разговор. Наша собеседница, изменившись в лице, с укором отвечает: «Вот вы сейчас меня обидели! Сравнили с ними…».                            

    Конечно же, намерений обидеть кого-то у нас не было. Разный смысл люди вкладывают в подобные собрания. Одни считают, что выплясывать в почтенном возрасте, к тому же в общественном месте, неприлично. Другие абсолютно уверены в безобидности подобных мероприятий и сами бы не прочь присоединиться, но стесняются. Третьи, невзирая на мнения, возраст и прочие условности, делают то, что душу радует: танцуют, получая удовольствие.

    «Эх! Танцевала карапет, порвала ботинки!..» — выдает очередной приверженец активного отдыха под баян. И действительно, звучит старый добрый карапет. Два шага влево, два шага вправо, поворот…

    Статуэтка «Карапет», 1961-1980 
Фото: unc.ua
    Статуэтка «Карапет», 1961-1980 Фото: unc.ua
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Официальную версию возникновения этого танца отыскать оказалось нелегко. Ряд источников связывают его название с армянским мужским именем и модными в 20-х годах прошлого века куплетами, героем которых был некий Карапет. Позже песенку стали переиначивать. Появилась еще одна «лубочная» версия, но уже о девочке Наде: «Ах, девочка Надя! А что тебе надо? — Ничего не надо, только шоколада!».

    В украиноязычном варианте строчки из припевок звучат так:

    Ви, музики, грайте,

    А ви, люди, чуйте,

    В кого ноги не болять —

    Карапет танцюйте!

    Галина Ивановна пришла на танцы в национальном костюме. Так одевались сто лет назад. «Ми з подругою навмисне записалися на курси, де вивчали рухи цих танців. У столиці є колективи «Божичі», «Буття». Вони влаштовують майстер-класи», — раскрывает секрет своих хореографических способностей киевлянка.    

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Для кого-то эти танцы старинные… А кто-то считает их ультрасовременными

    К нам подходит мужчина в брючном костюме, с ярко-желтым галстуком на груди. Николай Мечиславович — местная знаменитость. С женой Натальей они привыкли к вниманию прессы. Новые знакомые демонстрируют нам свои танцевальные таланты и делятся историей любви. Встретились они на одном из таких вечеров десять лет назад.

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    «Как тут было не влюбиться? — говорит супруг, — она у меня еще та дама с Амстердама... (Смеется.) За такой красавицей глаз да глаз нужен. Я же постарше ее буду».

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    «Сколько же вам лет? Семьдесят наверняка уже есть?» —спрашиваем мы. Выдержав паузу, Николай Мечиславович торжественно объявляет: «Мне восемьдесят один год!» В доказательство того, что он в отличной форме, пенсионер исполняет серию весьма энергичных движений. В завершение своей импровизации ставит точку вопросом: «А вам слабо?!» Мы жмем герою руку.

    Нас обступают участники вечера. Интересуются: где можно прочитать то, что мы о них напишем. Рядом стоящая женщина неожиданно сообщает: «Вони ж вам сказали — TVi.UA! Я бачила в інтернеті — фіолетова така назва. Мені дочка показувала. Там у них і фотографії, і статті різні».  

    Напоследок от новых знакомых мы получаем приглашение прийти в Гидропарк. Весною танцоры переберутся туда на летнюю площадку. Зацветут сирень, акация, будет играть баян, и кто-то, зазывая всех в круг, снова выдаст: «Танцевала карапет, порвала ботинки!..»

    Актуальные