Герой08.04.2019 10:00

    Вокруг света с пересаженным сердцем

    Ткаченко Марина
    Ткаченко МаринаСторителлер
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива

    В 2016 году Максиму Грекову пересадили донорское сердце. Спустя два года парень покорил Говерлу, а сейчас готовится к очередному путешествию. Как и в случае с вершиной, украинец хочет стать первым, кто с пересаженным сердцем осуществит необычный вояж. Ради цели он готов преодолеть сотню тысяч километров!

    Куда и ради чего решил отправиться Максим? Какие секреты таит его сердце? Свою историю герой поведал TVi.UA.

    Предыстория

    — При каких обстоятельствах вы узнали о том, что с вашим здоровьем далеко не все в порядке?

    — В 2014 году я мог на велосипеде за раз проехать 100–120 км по лесам! Я ведь с детства занимался спортом: в зал ходил, в баскетбол играл. С годами чувствовал, конечно, что стало чуть-чуть тяжелее. Но я думал: мне уже за 30, к тому же я курю. Вполне логично, что эти факторы влияют. Как-то я попал в больницу с острым аппендицитом. Мне сделали аппендэктомию, но параллельно выяснилось, что есть более серьезная причина для волнений. Кардиограмма показала жизнеугрожающую аритмию. На первых порах я не очень серьезно к этому отнесся — не верил, что со мною что-то может быть не так. Я же в больницу даже попал, собираясь на тренировку. Но потом эхокардиографию сделали, один доктор подтвердил, второй, третий…

    В 2015 году мне поставили диагноз «дилатационная кардиомиопатия». Врачи сказали, что нужна пересадка сердца. Это было как удар по башке!

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Первые несколько месяцев мое психологическое состояние то и дело прыгало. Я злился. Мне казалось, что я уже начинаю обременять кого-то. А что будет дальше?.. Даже с девушкой поссорился. Момент принятия был тяжелым. Состояние мое начало резко ухудшаться.

    Каким образом решался вопрос пересадки сердца?

    На то время в Киеве врач мне сказала, что в Украине такие операции не проводят. Тогда я задал конкретный вопрос: «Что мне делать?!» Она ответила встречным: «У вас есть сто тысяч долларов?» «Нет». — «Раз нет — значит, и говорить не о чем». Позже я узнал о государственной программе оплаты лечения за рубежом. Странно, но у доктора не было никаких финансовых мотивов, чтобы это скрывать. Тем не менее о программе она мне ничего не сказала. Опять же, от другого кардиолога я услышал, что операции по пересадке сердца у нас делают! Это говорит о том, что зачастую сами доктора не информированы.

    Многие не знают о том, что происходит в нашей сфере. Оказавшись в ситуации, подобной моей, в большинстве случаев человек вынужден сам искать из нее выход

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Нет четкой системы. Поэтому операцию мне делали в Беларуси, а не в Украине.

    Кто помог финансово?

    Соцсети, знакомые с миру по нитке удалось собрать около $17 тыс. Конечно же, этой суммы было мало. К тому времени я уже не мог пройти без передышки и пятидесяти метров. Я сидя спал, так как лежа не мог — задыхался. Ногти были сине-черными, ноги страшно отекали, кашлял кровью…  И вот, когда я совсем уже отчаялся, мне позвонил человек, с которым я когда-то пересекался по работе. Он знал о моей ситуации, о том, что я в МОЗ пытаюсь получить деньги на пересадку. Этот человек и помог мне: оплатил трансплантацию. А собранные ранее деньги ушли на реабилитацию.

    Но в нашем Министерстве здравоохранения у вас тоже были попытки получить финансирование?

    Они перечислили деньги. Но на то время меня уже прооперировали. И тогда деньги перекинули на другого человека. Получается, в принципе наш МОЗ оплатил, но поздно. Не факт, что успели бы... А ждать я не мог.  В Беларуси со мною в палате лежал мужичок — простой военрук из деревенской школы. Как выяснилось, за сложнейшую операцию, которую ему сделали, он ни копейки не платил. И за медикаменты — тоже. Государство берет расходы на себя. Диагноз, наблюдение, обеспечение донорским органом, пересадка… Там вся эта цепочка работает как четко отлаженный механизм.

    После операции

    Что помните из первых ощущений?

    Я еще под наркозом был, но слышал, как хирург мне говорил: «Не надо нас пытаться отдельно отблагодарить. Вы со своей стороны выполнили свои обязательства, и мы как могли — тоже». Это я помню. Придя в себя, первое, что я заметил, — мои ногти не были сине-черными, они стали розовыми. Я вспомнил, что не мог лежать — задыхался. Но понял, что лежу и дышу нормально. До операции я похудел на 30 кг. После пересадки, будучи на гормонах, я ел семь раз в день! По рекомендации врачей, в рационе было много мяса. (Улыбается.)

    Фото из личного архива
    Фото из личного архива

    Согласно протоколу, информация о доноре сохраняется в строжайшем секрете. Но все же, с вашей стороны были попытки узнать, чье сердце вам пересадили?

    — Белорусское сердце. Мужчине было 34 года, у него была черепно-мозговая травма. Это я в лечебной карте подсмотрел, и это очень не понравилось врачам. Больше ничего не знаю.

    Кстати, мне часто задают вопрос по поводу эзотерических нюансов: «Появились ли у вас новые привычки? Вдруг ваш донор был рыбаком? Не захотелось ли вам купить блесну?..» Нет. Ничего подобного я не испытывал. Рыбалку ненавижу. (Смеется.)

    Но после пересадки сердца в вашей жизни появились новые правила…

    Если у вас, не дай Бог, случится ишемический приступ, вы это почувствуете, а я — нет.

    Я не могу чувствовать свое сердце! Именно поэтому надо систематически проходить обследование

    Фото из личного архива
    Фото из личного архива

    Более того, в нашей стране у такого, как  я — человека с пересаженным сердцем, фактически появляется вторая работа. Это плохо, но так и есть. Во-первых, надо добиваться получения препаратов. Во-вторых, эти препараты должны быть правильными. В-третьих, надо постоянно узнавать: будут ли они в следующем месяце, и если их не будет необходимо искать.

    Где же вы деньги берете?

    Работаю. Я — риелтор, и достаточно успешный. Но даже если у вас все отлично, тысячу долларов находить не так просто.

    Внешне вы выглядите абсолютно здоровым. Состояние за эти два с половиной года изменилось?

    Как только стало возможным, я начал себя в кондицию возвращать.

    Через полгода после операции я мог отжаться с колен четыре раза. И это было реально тяжело. Прошлым летом за три подхода я с носков отжимался уже 80 раз!

    Одно время были сложности с правыми отделами. Но недавно проверяли, сказали, что все хорошо. Я снова играю в баскетбол, катаюсь на велосипеде, продолжаю прививать музыкальный вкус соседям, играя на гитаре… (Смеется.) Серфинг хочу попробовать! Правда, килограммов пять придется скинуть для этого.  

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    Знаете, после того что произошло, сразу столько планов строится! А еще я заметил, что к людям стал терпимее. Нет предвзятого отношения. Я удивился: какой у меня круг общения классный! Я же получил помощь от тех, на кого совсем не рассчитывал. Всем, кто помог, поддержал, — очень благодарен! И тех, кто не смог помочь, ни в коем разе не осуждаю.

    Когда вам лишний раз напоминают о пересаженном сердце или шутят по этому поводу, вас это обижает?

    Я абсолютно нормально реагирую на юмор. Черный юмор люблю. Кстати, лучше всех шутят врачи. Я там такого наслушался… (Смеется.) Да и сам я прикалываюсь иногда. Например, Аня (девушка Максима. — Ред.) просит, чтобы я бутыль с водой занес. А я ей говорю: «Как же ты можешь, меня — человека с пересаженным сердцем, так напрягать?..» Она мне начинает подыгрывать в таком же духе. (Улыбается.)

    Фото из личного архива
    Фото из личного архива

    Понимаете, я практически не пользуюсь своим положением. Даже на местах для инвалидов паркуюсь крайне редко, хотя имею право. (Улыбается.) Можно сказать, я полностью адаптирован к нормальной жизни.

    Восхождение

    Кто вас надоумил взобраться на Говерлу? Ведь нагрузка серьезная!

    (Улыбается.) Совершить подъем мне девушка моя предложила. Аня со мною прошла все трудности. Мы давно вместе. Вот я и решил…

    Покорение Говерлы — это был вызов самому себе!

    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива

    Конечно же, чтобы не перегружать мой «мотор», мы останавливались и даже чаще, чем хотелось. Я до одышки ни разу себя не довел! В лет 25, с моей физической подготовкой, я бы на вершину за час поднялся. С пересаженным сердцем мне понадобилось для этого почти пять часов (включая время передышек).

    Из ваших слов, вы — первый, кому удалось с пересаженным сердцем покорить Говерлу. Почему не стали афишировать свои намерения? Был бы официально зарегистрированный рекорд.

    А зачем? Я же это делал для себя. Хотел доказать, что к большой цели маленькими шажочками можно двигаться и достигать ее.

    Где еще побывали за эти два года?

    Я путешествовать стал больше! Мы в Грузии были, в Стамбуле, в Румынии несколько раз. Вот на Бали собираюсь. (Улыбается.)

    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива

    Вокруг света за год

    Это правда, что вы в кругосветку хотите отправиться?

    Да.

    Хочу за год совершить кругосветное путешествие. Я уже маршрут придумал. Все узнал

    Это будет туристический вояж или путешествие с особой целью?

    Планирую снять фильм. У меня много друзей по миру, таких же, как и я. Хочу на контрастах показать всем, как живут в разных уголках планеты те, кому было пересажено сердце. Каждый расскажет о том, как в подобных случаях работает система в его государстве. Очень хочется, чтобы в нашей стране что-то изменилось. Заодно, встретившись с людьми, попытаемся развенчать мифы о «сидячих» и «лежачих» после пересадки сердца. Ребята даже готовы проехаться с нами по своей стране. Например, у меня есть друг в Казахстане Даньяр. Ему сердце от украинского донора досталось. Теперь он чуть-чуть украинец. (Улыбается.) Из Канады друг есть —Джордан зовут. Я уверен, в каждой стране таких людей можно встретить.

    — Название для будущего фильма уже придумали?

    «Life 1.2». Но это не окончательный вариант, а одна из версий названия… (Улыбается.)

    Сергей Харченко/TVi
    Сергей Харченко/TVi

    — О маршруте. Где будете снимать? На чем собираетесь передвигаться?

    Путешествовать будем на автомобиле. Разумеется, с переправами. Румыния, Болгария, Азербайджан, Россия, Казахстан, снова Россия и до Владивостока. Кстати, из Владивостока до сих пор не могу получить внятный ответ относительно переправы на Аляску. Может, из Южной Кореи, а возможно, из Японии придется переправляться. Планируем в Канаду попасть. Штаты, Мексика, переправа в Коста-Рике, переезд в Панаму. Далее — Колумбия, Аргентина, Огненная Земля. Оттуда — в Буэнос-Айрес. Затем — Африка, Марокко и обратно по Европам на Киев. Я просто уже так много этим занимался, что наизусть все страны знаю и все города, в которых планируем побывать. (Смеется.) Сейчас главное — с вопросом переправ разобраться, с транспортом вопрос решить. Это должен быть специально подготовленный внедорожник. Аппаратуру для съемок собрать. Там целый арсенал нужен. К тому же подготовка и болячками усложняется: надо будет брать много репеллентов для жарких стран, фумигаторы — чтобы обезопасить себя от комаров, соответственно, от малярии. Я даже автофильтр с бактерицидным эффектом уже нашел! (Улыбается.)

    Такое путешествие требует серьезных вложений...

    120 тысяч долларов нужно для того, чтобы только выехать! Помимо этого, конечно же, еще много расходов. Мы хотим получить грант на наш проект. Этим сейчас и занимаюсь.

    Вы настроены решительно. А ваша девушка?..

    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива
    Фото из личного архива

    Она любит путешествовать. Единственное, что… У нас же еще есть планы на детей! Но Аня мне уже объяснила, какую часть беременности можно провести в пути, а какую — дома. (Улыбается.)

    — И какова общая протяженность этого пути?

    Около 100 тысяч километров.

    Кто-то с пересаженным сердцем пытался совершить подобное путешествие?

    С пересаженным сердцем в такое путешествие еще никто не отправлялся. Я хочу быть первым. Надеюсь, все получится. (Улыбается.)

    Фото из личного архива
    Фото из личного архива

    Хочется верить, что задуманное Максимом осуществится украинец станет первым, кто, проложив маршрут между континентами, поведает миру о жизни людей с новым сердцем. Мы же постараемся стать первыми, от кого читатель узнает о возвращении героя домой, о его удивительном путешествии и о фильме, который он снимет.

    Актуальные