Мнение27.04.2019 11:35

    Языковой нерв

    Бердичевская Марина
    Бердичевская МаринаСторителлер
    Униан
    Униан

    Закон об обеспечении украинского языка как государственного — исторический прорыв или тотальная ошибка?

    Третий день после президентских выборов, Чистый четверг у православных христиан, солнечный апрельский день. Под Верховной Радой толпа — молодые люди, закутанные в украинский флаг, бабушки-активистки, студенты с растяжками скандируют: «Голосуй! Голосуй!» и напряженно смотрят на экран, с которого далеко по Мариинскому парку разносится голос спикера Андрея Парубия. Он уговаривает нардепов проголосовать «за справедливость, за достоинство, за нашу главную силу». Все напряжены, поскольку стопроцентной уверенности в том, что голосов хватит, нет ни у кого. На табло высвечивается цифра: 278. Сессионный зал взрывается овациями, люди под Верховной Радой кричат, плачут от радости, аплодируют, скандируют «Молодцы». Многострадальный законопроект «Об обеспечении украинского языка как государственного» становится законом.

    Униан
    Униан

    Закон подается народу как исторический —перед парламентом установлена сцена

    Закон подается народу как исторический — перед парламентом установлена сцена, на которую сразу после голосования поднимаются спикер Парубий, вице-спикер Оксана Сыроид, министр культуры Евгений Нищук, вице-премьер Вячеслав Кириленко и специально приехавший в Верховную Раду по этому случаю патриарх Филарет. Перед голосованием депутатов в неоценимой важности такого закона убеждают с экрана деятели культуры и искусства.

    Есть и те, кто против — это нардепы от «Оппозиционного блока», единственной фракции, не давшей за закон «про мову» ни одного голоса

    Однако есть и те, кто против — это нардепы от «Оппозиционного блока», единственной фракции, не давшей за закон «про мову» ни одного голоса. Они тут же зарегистрировали два проекта постановлений об отмене только что принятого закона. Авторы первого постановления — Александр Вилкул и Вадим Новинский, второго — Юрий Бойко, Нестор Шуфрич и группа товарищей. Вилкул написал на своей страничке в «Фейсбуке», что таким образом закон заблокирован, и ни спикер парламента, ни президент не смогут его подписать. Так в обществе формируется новый всплеск страстей по языковому вопросу. Но кому он выгоден сразу после завершения небывало нервной президентской кампании?

    Униан
    Униан

    Ответ Кивалову — Колесниченко

    Одна из соавторов закона, вице-спикер Оксана Сыроид, призналась, что сама его идея родилась летом 2012 года, когда Верховная Рада приняла Закон «Об основах государственной языковой политики», широко известный как «закон Кивалова — Колесниченко». «Я писала его ни для кого. Творила свой ответ на отчаяние и бессилие после принятия «закона Кивалова — Колесниченко», — призналась Сыроид у себя в «Фейсбуке». — Принятие законопроекта в 2012-м казалось не то что призрачным — почти фантастическим. Но тогда я очень хотела, чтобы вместо отчаяния появилась мечта. Судьба законопроекта от его первой редакции до сегодняшнего дня достойна отдельной повести. И путь его не был безоблачным».

    Оксана Сыроид

    Принятие законопроекта в 2012-м казалось не то что призрачным —почти фантастическим. Но тогда я очень хотела, чтобы вместо отчаяния появилась мечта. Судьба законопроекта от его первой редакции до сегодняшнего дня достойна отдельной повести. И путь его не был безоблачным

    Еще на стадии законопроекта документ действительно прорабатывался несколько лет, и каждый раз вызывал бурную и нервную дискуссию в обществе. При этом общественных слушаний на этот предмет так и не провели. В первом чтении Верховная Рада поддержала его 4 октября прошлого года, тогда «за» высказался 261 народный депутат. В той версии документа была прописана такая «страшилка» для части общества — институт языковых инспекторов. С тех пор в законопроект было внесено более двух тысяч правок, и сами парламентарии уверены, что большинство их коллег этих правок в глаза не видели. Кстати, спустя сутки после судьбоносного голосования на сайте Верховной Рады все еще нет окончательного текста документа. Общественность в недоумении — неясно же, за что хвалить, а за что критиковать новый закон.

    Президент Петр Порошенко, который сразу после голосования записал видеообращение к народу, заверил, что из окончательной редакции документа убрали «и карательные инспекции, и структуры, которые могли бы давить на бизнес». Порошенко заявил, что уважение к правам людей, которые говорят по-русски и на других языках — это важно, и «люди быстро убедятся, что новый закон на это никоим образом не посягает». «Работа над законом длилась несколько лет, — сказал президент. — Текст стал гармоничным и сбалансированным. И я подпишу его, как только он поступит мне на подпись».

    Михаил Палинчак/president.gov.ua
    Михаил Палинчак/president.gov.ua

    Что известно о новых нормах языковой политики согласно принятому документу? Он устанавливает приоритет использования украинского языка во всех сферах общественной жизни, однако этот приоритет не распространяется на сферу частного общения и осуществление религиозных обрядов. Закон требует, чтобы украинским языком владели все без исключения госслужащие, судьи, прокуроры, военнослужащие, сотрудники образовательных и медицинских учреждений, а также сферы услуг, то есть, например, кассиры в супермаркетах, продавцы, парикмахеры. Заседания государственных органов должны вестись только на украинском языке, стартовой версией онлайн-изданий должна быть украиноязычная. Газеты и журналы могут издаваться на других языках, но при этом обязательно должны иметь украиноязычные версии. В библиотеках, книжных магазинах и газетных киосках не менее 50% продукции должно быть на украинском языке.

    Принятый закон поддержали многие активисты, журналисты, блогеры. Некоторые признавались, что в момент, когда на табло появилась цифра 278, они не могли сдержать слез. Многие русскоязычные граждане радостно приветствовали решение Верховной Рады, называя украинский язык «ДНК нации», «фактором безопасности», а также призывая не бояться говорить по-украински даже с ошибками, читать по-украински и слушать композиции украинских исполнителей.

    Униан
    Униан

    Дипломат Дмитрий Кулеба написал: «Знаю украинцев, которые перешли с русского на украинский в 2014 году после аннексии Крыма. Знаю украинцев, которые не перешли с русского на украинский, но уважают украинский, являются патриотами Украины и готовы защищать ее от российской агрессии. Знаю бизнесмена из Одессы, который сегодня отправил мне сообщение: «Очень рад за принятый закон. Это реально важный этап. И что меня больше всего впечатляет: был пару раз в высоких кабинетах, где украинцы по-русски с огнем в глазах обсуждали между собой, как лучше популяризировать украинский язык и защищать Украину от русификации. Это все то, что Россия нас никогда не понимала. Это все, что мы должны понимать о себе».

    С однозначной поддержкой выступили многие чиновники. К примеру, и. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун, которая ведет свою страничку в «Фейсбуке», активно реагируя на все значимые политические процессы, привела в пример Францию, отметив, что в этой стране очень сильное законодательство по защите языка. «Все, кто приезжают жить во Францию, учат французский без сомнений, — написала Супрун. — Это объективная потребность. Закон 1994 года закрепил статус французского языка как основного официального в документах правительства, на рабочем месте, в вывесках и маркировке товаров, коммерческих контрактах, деловых коммуникациях. Законодательство такого формата есть во многих странах, где политическая элита не страдает комплексом неполноценности. Не боится делать очевидные вещи для национальной безопасности по причине откровенно абсурдных обвинений». И. о. министра заявила: это технический документ, который не несет никаких угроз никому, кроме Кремля. «Он не запрещает разговаривать на других языках или изучать их, — заверила Супрун. — Он не ограничивает ни англоязычных, ни венгроязычных, ни русскоязычных, никаких других украинцев».

    При чем здесь Путин?

    При этом у закона немало критиков даже среди тех, кто считает его принятие исторической вехой и важным шагом для обеспечения национальной безопасности. Вслух говорят о том, что в законопроекте были нормы, которые можно назвать слишком радикальными и создающими, а не решающими проблемы. И только слепой не заметил, что закон проголосован ровно на следующий день после того, как президент РФ Владимир Путин подписал Указ об упрощении процедуры выдачи российских паспортов жителям непризнанных республик на Донбассе.

    Многие вспомнили также о том, что сразу после расстрела Небесной сотни, 23 февраля 2014 года, Верховная Рада под руководством Александра Турчинова не придумала ничего лучше, как первым делом отменить тот самый «закон Кивалова — Колесниченко», что стало одним из факторов аннексии Крыма и «русской весны» на востоке страны.

    Sergey Averin/SPUTNIK Russia/East News
    Sergey Averin/SPUTNIK Russia/East News

    Однако многие уверены, что Путин потому и подписал указ, что знал: голоса за Закон «Об обеспечении украинского языка как государственного» в парламенте найдутся. «Я считаю, что подписание указа было неизбежным, закон тут ни при чем, Россия сознательно шла на обострение, — считает Дмитрий Кулеба. — Но нельзя забывать, что страна у нас разнообразная. И что закон важен не только для нашего восточного, но и для некоторых наших западных соседей и партнеров. Поэтому имплементация закона должна происходить без фанатизма с учетом целостной картинки внутренней и внешней реальности».

    В таких вопросах всем игрокам геополитической сцены не угодишь, уверен дипломат Александр Хара. Он рассказывает об одном из первых комментариев англоязычного журналиста в «Твиттере» после голосования в Раде: «Путин подписал указ о паспортах, тем временем Украина сделала украинский государственным языком». Такой комментарий свидетельствует об абсолютном непонимании происходящих в Украине процессов, и это не единичный случай. По его словам, реакция той же Венгрии на закон вполне ожидаема, поскольку для главы МИД этой страны Петера Сийярто языковой вопрос в Украине — повод давить на нас, чтобы получать дивиденды в собственной гуманитарной политике и блокировать наши переговоры с НАТО.

    «Указ о выдаче паспортов жителям оккупированных территорий — это очередное проявление агрессии, — уверен Хара. — Это провокация в отношении и уходящего, и новоизбранного президента, проверка его способности отвечать таким вызовам. А в перспективе этот указ поможет Путину легитимизировать свое официальное вторжение с целью якобы защиты не просто русскоязычных, а уже граждан России. России не нужны никакие поводы, чтобы совершать акты агрессии, нарушать международное право, украинское, да и российское законодательство».

    При этом именно радикальные нормы закона в действительно полиэтнической и по факту двуязычной стране могут вызвать неприятие у львиной доли общества. В этом уверен главред издания «Остров» Сергей Гармаш. Он считает, что запреты и принуждения могли быть эффективными в прошлом веке, когда у людей не было выбора. «Сегодня выбор есть, — говорит Гармаш. — Люди просто переключат телевизор или зайдут в интернет. Мы выталкиваем 40% населения страны в российское информационное пространство. Казалось бы, это очевидные вещи. Как депутаты, особенно после президентских выборов, которые показали отношение людей к националистической политике, могли пойти на такую глупость и создать базу для реванша пророссийских сил?»

    Сергей Гармаш

    Мы выталкиваем 40% населения страны в российское информационное пространство. Казалось бы, это очевидные вещи. Как депутаты, особенно после президентских выборов, которые показали отношение людей к националистической политике, могли пойти на такую глупость и создать базу для реванша пророссийских сил?

    По мнению журналиста, принятый закон приведет к очередному языковому расколу и усилению пророссийских политических сил в парламенте. А это на руку только Путину. Впрочем, не только ему.

    Между пятым и шестым

    Нельзя не отметить, что время принятия Закона «Об обеспечении украинского языка как государственного» совпало не только с указом Путина о выдаче российских паспортов жителям ОРДЛО, но и произошло в период своеобразного междувластия — когда пятый президент Украины Петр Порошенко еще на Банковой, но собирает вещи, а шестой президент Украины Владимир Зеленский еще не прошел процедуру инаугурации и, следовательно, не уполномочен решать подобные вопросы.

    Николай Лазаренко/TVi
    Николай Лазаренко/TVi

    Петр Порошенко в своем видеообращении подчеркнул, что «расцвет украинского языка после столетий тотальной русификации — это миссия, которую нам надлежит осуществить». Он отдельно отметил: «Обратите внимание, что принятие закона мы сознательно вынесли за рамки избирательной кампании, потому что на самом деле он не про выборы. Он про язык, про наш, украинский, язык».

    Однако этому заявлению мало кто поверил, поскольку доподлинно известно, что спикер намеренно не ставил законопроект на голосование, придерживая его до окончания президентской гонки: и на Банковой, и на Грушевского прекрасно знали, что он ударит по рейтингу действующего президента. Теперь же Порошенко на словах пытается доделать недоделанное — о том, что закон будет принят и он его подпишет, Петр Алексеевич заявил 21 апреля на брифинге после обнародования результатов Национального экзит-пола. А на самом деле, считают эксперты, пытается мобилизовать те самые 25% отдавших за него свои голоса во втором туре.

    «Это способ сохранить себя у кормушки даже такой ценой, — уверен Сергей Гармаш. — И плевать им на самом деле на мову! Им даже не важно, что с этим законом будет дальше — он может быть не подписан, отменен в суде, может быть пересмотрен в новом парламенте. Для них он лишь инструмент реализации принципа «разделяй и властвуй», повод для политической активности, тема на поговорить в эфирах. А что при этом будет со страной? После Крыма и Донбасса — вопрос риторический».

    С тем, что закон превратился для многих участников процесса в предвыборную технологию, согласны и некоторые парламентарии. Его раскритиковал нардеп Борислав Береза, отмечая, что документ содержит нормы, которые требуют смягчения или вообще отмены. Он перечисляет: обязанность печатать дополнительный тираж русскоязычным СМИ и издателям книг. «Если бы этот тираж можно было продать, то его бы издавали и без такого закона, — считает нардеп. — Скорее всего, будет использоваться схема, когда будут покупать фиктивные документы об издании украиноязычных тиражей. Эта технология не нова и гарантирует возможность для работников правоохранительных и налоговых органов обкладывать данью издателей. Этого можно было бы избежать. Но, как видим, желания нет».

    Борислав Береза. Фото: Униан
    Борислав Береза. Фото: Униан

    По словам Березы, конфликтна также норма о языке публичных мероприятий — не только государственных, но и коммерческих, и частных. Эту норму можно расценить как вмешательство в частную жизнь, уверен нардеп, и она точно спровоцирует много конфликтных моментов. Нечетко, по его словам, в законе описано использование украинского языка в рабочем общении и на частных предприятиях, и это тоже открывает возможность для взяточничества среди тех, кто не захочет нести ответственность за нарушение нормы.

    «Учитывая это, можно констатировать, что всем сторонам сегодня нужен не закон, а скандал, потому что это для них — трамплин в следующий созыв Верховной Рады, — считает Борислав Береза. — Авторы не желают идти на компромиссы, понимать целесообразность изменений и готовят заявления о наступлении реваншистов. Они делают заявления, которые только поднимают градус общения в обществе. Я против того, чтобы делать из законопроекта политтехнологию. Закон о языке нужен, но он должен быть сбалансирован, а не помогать кое-кому переизбраться в следующую Верховную Раду или способствовать появлению новых коррупционных схем и злоупотреблений. То есть вместо нормирования использования государственного языка у нас сегодня планируется третий тур выборов. С углублением противостояния в обществе вместо объединения».

    Представители СМИ, которые теперь будут обязаны делать обязательную украиноязычную версию онлайн-изданий либо печатать дополнительный украиноязычный тираж, предрекают массовую диджитализацию: уход на платформы YouTube, Instagram, Telegram. «Мы не против того, чтобы сделать украиноязычную версию сайта или даже чтобы она загружалась первой, как того требует закон, — говорит главный редактор издания «Вести» Андрей Хрусталев. — Проблема этого закона вовсе не в том, что он каким-то образом усложняет жизнь медиа. Все журналисты владеют украинским языком. Вопрос не в журналистах, а в потребителе. Проблема в том, что у человека должно быть право выбора — на каком языке ему говорить, какие фильмы смотреть, какие книги и издания читать. И особенно сейчас, когда мир становится более тесным, люди общаются друг с другом на разных континентах. Получается, что этот закон — анахронизм в духе XVIII века».

    Униан
    Униан

    Тем временем еще не вступивший в права новоизбранный президент Владимир Зеленский отреагировал на принятие закона на своей страничке в «Фейсбуке». Он напомнил, что украинский язык — единственный государственный язык в Украине. «Так было, так есть и так будет, — написано в заявлении. — Относительно этого вопроса — никаких компромиссов. Государство должно заботиться о развитии украинского языка, о расширении сферы его использования. Это тоже безусловно, с этим согласно все общество. Вопрос в методах, которыми мы внедряем в жизнь этот стратегический курс. Моя принципиальная позиция — государство должно содействовать развитию украинского языка путем создания стимулов и положительных примеров, а не запретов и наказаний, усложнения бюрократических процедур, увеличения количества чиновников вместо их сокращения».

    Зеленский пообещал после вступления в должность провести тщательный анализ принятого закона и «отреагировать согласно конституционным полномочиям и в интересах граждан»

    Зеленский заявил, что законопроект о государственном языке рассматривался во время избирательного цикла, и это сделало его «заложником политической риторики». Он напомнил, что широкого обсуждения с общественностью норм документа не было, а в законопроект внесли более двух тысяч поправок, что говорит об отсутствии консенсуса по этому вопросу даже в Верховной Раде. Новоизбранный президент пообещал после вступления в должность провести тщательный анализ принятого закона и «отреагировать согласно конституционным полномочиям и в интересах граждан».

    Актуальные