Вне графика Президента: почему Петр Порошенко не может встретиться с семьями заключенных Кремля?

Родственники заключенных просят о встрече с гарантом Конституции
Родственники заключенных просят о встрече с гарантом Конституции

Сейчас более 60 украинцев содержатся Россией в местах лишения свободы на территории РФ и оккупированного Крыма. Среди них - журналист Роман Сущенко, кинорежиссер Олег Сенцов, фермер Владимир Балух, студент Павел Гриб и другие. В то же время, государство Украина не ведет системной и прозрачной работы по освобождению политических заключенных и поддержке семей.

 Последнее освобождение состоялось в июне 2016 года. Тогда из России в Украину вернулись Геннадий Афанасьев и Юрий Солошенко. Первый был арестован на территории Крыма, другой - в РФ. Украинцев обменяли на наших сограждан - журналистку Елену Глищинскую и главного редактора пророссийского сайта Виталия Диденко, обвиняемых в сепаратизме. Какое участие в этой операции принимала Украины - точно не известно. Говорят, что освобождение этих двух пленников было частью обмена Надежды Савченко с участием партнеров из США.

 Не знаем, вела ли Украина переговоры об освобождении двух членов Меджлиса крымскотатарского народа - Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза. Последних освободили по договоренности президентов РФ и Турции.

 «Это была работа Меджлиса, соглашение крымских татар с президентом Эрдоганом для освобождения, а не какое-то новое решение центральной украинской власти», - говорит Игорь Котелянец, брат Евгения Панова, «украинского диверсанта», которого задержала ФСБ в Крыму. Он возглавляет общественную организацию «Объединение родственников политзаключенных Кремля».

 

В ожидании конструктива

 Игорь демонстрирует брошюру, в которой указаны все их имена, известные правозащитникам. Люди были задержаны или на территории Крыма, или в России, или в Беларуси. Котелянец уточняет, что составление такого списка - дело рук волонтеров и родственников, никакие государственные органы не имеют подобного перечня.В брошюре есть фамилия и Алексея Стогния, арестованного в Крыму, обвиняемого в диверсионных действиях и шпионаже и уже приговоренного к 3,5 годам заключения.

 «Многие дети остались без попечения их родителей, - говорит жена Стогния Оксана. - Многие из них были свидетелями обысков и задержаний. Теперь им снятся сны о тюрьме, а на «прогулки» они вынуждены ходить в суды. Моя младшая дочь до сих пор не знает, что произошло с ее отцом. Я не могу ей об этом рассказать в связи с особенностями ее развития. Но она постоянно спрашивает: когда вернется папа, помнит ли он о нас, знает ли, как мы за ним скучаем? И от этих слов мне становится еще больнее».

 Алексей Стогний служил на флоте в Севастополе. Из-за проблем со здоровьем дочери вынужден был уволиться еще в 2009 году и посвятить себя детям. Его задержали на админгранице в ноябре 2016-го, когда украинец ехал в Киев на день рождения старшей дочери Кати. Она учится в Киевском университете. Знакомые подвезли Стогния до КПП и, увидев, что тот пошел дальше, уехали. Пока родные в Крыму ждали, что на следующий день Алексей перезвонит, к ним в квартиру пришли с обыском.

 Судебный процесс проходил в закрытом режиме. Сторона обвинения говорила об изготовлении оружия и диверсионной деятельности. Алексея пытали для выбивания так называемых «признаний» в планировании подрывов инфраструктурных объектов в Крыму по заказу украинской власти.Сейчас Стогний отбывает срок наказания в Керченской колонии строгого режима. Его семья переехала в Киев.

Надежды на Президента

 «Политзаключенные не включены в минский процесс. И в государстве нам никто не может дать четкий ответ, что с нашими родственниками», - говорит брат Евгения Панова.

 «Количество постоянно растет, поэтому государство должно прилагать системные усилия для освобождения украинцев и предотвращения новых задержаний, - цитирует текст обращения общественной организации к Президенту Петру Порошенко Игорь Гриб, отец Павла Гриба, похищенного российскими спецслужбами на территории Беларуси. - Это не только вопрос помощи конкретным людям, но и дело защиты национального достоинства и международного престижа Украины».Родственники просят о встрече с гарантом Конституции. «Мы доведены до отчаяния и вынуждены публично просить об этом», - говорит Игорь Гриб.

 Родным заложников Кремля известно, что Россия пообещала провести обмен. Нам могут вернуть 74 незаконно удерживаемых человека, за это мы должны отдать 306 тех, кто осужден в Украине за преступления, связанные с АТО, или подозревается в них.

 «Мы не знаем, есть ли в списках наши родные. Просим Президента прояснить ситуацию», - уточняет отец студента Гриба.«Мы хотим надежды», - говорит Игорь Котелянец.О надежде, но уже потерянной, говорит, в частности, Петр Выговский. Его сын - Валентин Выговский приговорен по статье 276 Уголовного кодекса РФ - шпионаж - на 11 лет. Он еще в 2014 году уехал по делам в Крым, где и был задержан. Месяц назад родственники узнали, что российские власти официально отказалась передавать Валентина на основе положений Конвенции о передаче осужденных лиц от 1983 года для отбывания наказания на территории своей страны.

 

«Мы очень на это надеялись, - говорит его отец Петр Выговский. - Надеялись и все родственники, родные которых осуждены уже в России».

На самом деле, хотя родственники уже за годы заключения их родных научились оперировать даже сложными юридическими понятиями, искать невероятно большие суммы денег для оплаты адвокатов, они признают, что уже не имеют детального плана действий, а на своем уровне испробовали уже все методы.Поэтому сегодня они, во-первых, просят создать площадку, наподобие Минской, где можно было бы обсуждать освобождение узников Кремля, а во-вторых, назначить единого уполномоченного человека, который мог бы способствовать решению этого вопроса.Именно это планируют сказать Петру Порошенко.

«Ни одна структура не может нам дать ответ относительно того, что делает государство для освобождения политзаключенных, - говорит нам глава благотворительной организации «Объединение родственников политзаключенных Кремля». - Здесь нет структуры, ответственной за освобождение политзаключенных. Сейчас единственный человек в государстве, который может прояснить хоть что-то, - это Президент. Мы хотим встречи, чтобы он узнал о нас, чтобы на ней мы договорились о дальнейших действиях государства по освобождению, среди которых было бы назначение уполномоченного Президента по вопросам освобождения и договоренность о сотрудничестве с государством в этой войне против России».

 Кто будет этим президентским уполномоченным - неизвестно, о кандидатурах родственники предпочитают не говорить. Им важно, чтобы это был не болтливый политик, а настоящий дипломат.

 По словам Игоря, это уже не первое обращение семей политзаключенных к Президенту с просьбой о встрече. Но все предыдущие остались без ответов. «Когда мы спрашивали о них, чиновники аппарата растерянно заикались и говорили, что во всем виноват профильный заместитель главы администрации, он должен дать ответ, но не дал, поэтому они ничего сделать не могут, а мы можем обращаться в суд», - уточняет он.

Не принимает участие государство и в оплате работы адвокатов, потому что не существует закона о поддержке политзаключенных. «Он был инициирован Министерством по вопросам оккупированных территорий, его даже презентовал Мустафа Джемилев, но проект так и не был представлен к рассмотрению», - говорит Котелянец. Сейчас предоставлению правовой помощи заложникам Кремля способствуют фонды по развитию демократии и защите прав человека.

В настоящее время члены семей людей, арестованных по политическим мотивам в РФ, думают, что делать, если и на этот раз Президент Порошенко проигнорирует их обращение, хотя и надеются на открытый и конструктивный диалог.

Автор: Татьяна Катриченко